15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-4°
(Облачно)
92 %
6 м/с
$ — руб.
$ — руб.
Невостребованное наследие
16.12.2022
16:23
2 024
Невостребованное наследие

Наткнулся в интернете на аудиозапись спектакля московского театра сатиры по комедии осетинского драматурга Ашаха Токаева «Женихи». Да, были времена, когда пьеса, созданная в нашей республике, с успехом ставилась на столичной сцене и не только там.

Постановка была осуществлена в 1951 году. Конечно, многое в ней сегодня кажется устаревшим. Интересный парадокс – когда современный зритель смотрит написанные еще в девятнадцатом веке «Ревизор» или «Бесприданницу», ему все понятно. Но в произведениях, появившихся семьдесят лет назад или немного раньше, присутствуют детали, которые могут показаться необычными, даже странными. Так и в «Женихах». Вот две бригады из одного села соревнуются друг с другом в том, кто соберет более богатый урожай пшеницы и кукурузы. А победители получают не только переходящее красное знамя (эта традиция кое-где сохраняется и по сей день), но и эксклюзивное право подниматься на высокий холм за околицей и проводить там свободное время – петь, болтать, веселиться. Он так и называется – курган веселья. А проигравшие могут только снизу наблюдать с завистью за счастливыми соперниками. Но это реальные черты той эпохи и уже поэтому они должны привлекать к себе внимание. Это тоже наша история. Более того — это продолжение жизни тех, кем мы гордимся и восхищаемся – людей, ковавших Великую победу на фронте и в тылу. Ведь для героев пьесы прошло всего несколько лет с тех пор, как отгремели залпы и взрывы войны.

Некоторые элементы архаики не позволили детищу Токаева пережить новое рождение в постсоветский период. Тем паче, что струя прежней идеологии мощным потоком прорывается на поверхность в последнем акте. Меня поначалу удивило – зачем показывать свадьбу, если до этого все, кому нужно объяснились в любви и даже поцеловались. Но все стало ясно, когда старейший гость за столом провозгласил первый тост за коммунистическую партию и товарища Сталина. Как же без этого? Тем не менее в чисто литературном отношении у комедии есть несомненные литературные достоинства. При всей моей взыскательности несколько раз не мог удержаться от смеха в связи с остроумной шуткой или забавной ситуацией. Если обойтись без последнего действия, что будет совершенно безболезненно для «Женихов», они могут вызвать самый живой отклик и у нынешних театралов. Не зря же когда-то для искушенной московской публики пьесу перевели с осетинского на русский язык, заказали музыку известному композитору Сигизмунду Кацу и доверили работу над спектаклем одному из самых талантливых режиссеров молодого поколения Андрею Гончарову, впоследствии мэтру советского и российского театра, народному артисту СССР, Герою Социалистического Труда.

Отдельные актеры из тех, кто был им выбран, успели уже завоевать всенародное признание. Вера Васильева (Софи) и Кирилл Доронин (Уари) перед этим были названы лауреатами сталинской премии. Чуть позднее Доронин станет любимцем отечественных кинозрителей, благодаря роли Курочкина в культовом фильме «Свадьба с приданным». Главную роль в той же ленте сыграла и Васильева. Кстати, она жива, ей пошел 98-й год. В пьесе осетинского драматурга были заняты и актеры, ставшие знаменитыми впоследствии. Например, в образе свата предстал Анатолий Папанов. А исполнительница роли Мадинат Кира Канаева нашла себя впоследствии в … философии. В 1983 году вышла в свет ее книга под названием «Мера всех вещей». Такое определение человеку дал древнегреческий мыслитель Протагор.

Сюжет комедии незатейлив, но нестандартен. У девушки оказывается сразу четыре воздыхателя. Но в итоге все узелки распутываются и любовь двух достойных людей вознаграждается сполна. Правда, о производственных проблемах герои говорят больше, чем о своих чувствах, но этого требовали суровые законы соцреализма. Сейчас это воспринималось бы как экзотика и тоже работало бы на успех. А кое-кому из наших молодых современников не мешало бы увидеть, что хлеб растет не на деревьях, а добывается нелегким трудом. Словом, «Женихи» снова просятся на сцену хотя бы в родных краях. Не думаю, что репертуарная папка Северо-Осетинского академического театра или Дигорского распухла от обилия пьес. Классика национальной драматургии – ее главное богатство, прошедшее проверку временем. Можно ли представить, что преданы забвению Грибоедов, Островский или Чехов только из-за давности сроков написания их пьес? Хорошим примером возрождения сценической жизни стало поставленное силами актеров Северной и Южной Осетии «Желание Паша». Но ведь в пыли театральных шкафов хранится еще множество пьес, которые годами шли в прошлом. Новые поколения незнакомы с ними. А старшие, может быть, со слезами на глазах снова встретятся с былыми впечатлениями.

У того же Токаева есть и другие сочинения для театра, которые можно было бы поставить заново. Например, «Совесть». В свое время один из критиков отмечал, что сценическое воплощение этой пьесы оказалось менее удачным, чем литературный оригинал. Вот бы и попытаться исправить недочеты тогдашней режиссуры, сценографии, а может быть, и актерской игры.

Я был хорошо знаком с Георгием Чеджемовым – автором нашумевшего в свое время «Цола». Нескромно было бы говорить, что именно по моей подсказке он написал пьесу – продолжение «Свадьба Цола». Более чем уверен, что еще раньше он сам думал об этом. Так или иначе обоих этих названий я не увидел в разделе «репертуар» на сайте театра имени В.В. Тхапсаева. Из тех пьес, которые помню с давних лет, там присутствуют «Дикарка» И. Гогичева и нестареющие «Две свадьбы» З. Бритаевой и Н. Саламова. А между тем в восьмидесятые годы, когда я стал более внимательно следить за новинками осетинской сцены, появилось немало интересных пьес. Назову хотя бы «Почему улыбаются звезды» и «Земные боги» В. Гаглоева, «Семья Нана» М. Урумова, «Кто виноват?» Ц. Хамицаева… Возможно, какие-то из них или другие недолго продержались на сцене и оказались «в архиве» только потому, что опередили свое время, и зритель еще не был готов эстетически и даже психологически к их форме или проблематики. И это еще один повод обратиться к ним в наши дни. Разумеется, потребуется придать им современный вид и звучание. Здесь очень помогла бы музыка. Сегодня у Осетии есть целая плеяда талантливых музыкантов, с успехом работающих в новейших направлениях. Приобщение к театру кого-то из них значительно расширило бы зрительскую аудиторию за счет молодежи. Где она может услышать самые крутые ритмы и самые модерновые мелодии? Почему бы не в этом здании между проспектом Коста и улицей Карла Маркса?

Есть еще более радикальные способы осовременивания пьес – вплоть до купюр или вставок. В Петербурге режиссер Лев Додин вписывает в своем Малом театре Европы целые куски в тексты Шекспира и Достоевского и по популярности эта локация – одна из первых в северной столице. Главное – внутренняя логика такого вмешательства и чувство меры. В конце концов на афише всегда можно указать «по мотивам» такого-то произведения. Да, театр – прежде всего барометр сегодняшнего завтрашнего дня. Новые пьесы ему необходимы как воздух. Но старые образцы национальной драматургии – как почва.

Автор: Евгений Пантелеев; фото: сайт Культура.РФ