15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-6°
(Ясно)
92 %
2 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Пограничная тема
29.12.2021
11:10
2 450
Пограничная тема

Прямо скажем, не самый веселый предмет выбран для предновогодней колонки. Но до сих пор не оставляет в покое сообщение, опубликованное несколько месяцев назад в ленте новостей о том, что в течение недели в Осетии было зарегистрировано пять случаев суицида, не считая неудачных попыток.

Проще всего объяснить это статистическим сбоем, неприятным совпадением, выпавшим на какой – то промежуток времени. Потом, дескать, все приходит «в норму». Самоубийцы начинают умирать, соблюдая временной зазор и чуть ли не вписываясь в обычную картину. Ведь мы знаем, что это тоже часть жизни. Однако хорошо известно и другое – число актов суицида возрастает именно в праздничные дни, когда некоторые люди острее ощущают свое одиночество или более болезненно воспринимают собственные проблемы на фоне того оживления и приподнятой атмосферы, в которой мы оказываемся.

Добровольный уход человека из жизни – не запредельная ситуация, как могут думать многие, а пограничная. Ведь он – чей то родственник, знакомый, сослуживец. Еще вчера он был рядом с нами, одним из нас. И возможно, чей-то непоправимый поступок, а то и обидное слово ускорили роковую развязку. Нередко, впрочем, человека толкает на такой шаг извращенное сознание, следствие разного рода комплексов и фобий. В этих случаях спасти его от суицида бывает особенно сложно. Человека, с которым мне приходилось соприкасаться по работе, в последний момент удалось вынуть из петли. Но в следующий раз он принял все меры предосторожности, чтобы довести свой замысел до конца – и помешать ему уже никто не смог. Помню историю, произошедшую, по-моему, в Беслане. Женщина находилась на последней стадии онкологического заболевания. И тут покончил самоубийством ее муж. «Не могу видеть твоих страданий», – написал он ей в предсмертной записке. Тот, кто должен был стать опорой для нее в последние дни, предпочел самоустраниться таким вот образом. Но нам ли судить людей, которые уже провели черту между собой и остальными?

Отдельная боль – самоубийства в детском возрасте. Мы недостаточно знаем даже тех мальчишек и девчонок, которые растут в наших семьях. Уже хотя бы потому, что они растут – и постоянно меняются. Уверен, если бы существовали специальные тесты, хорошо зашифрованные под письменные работы, нездоровый интерес или неустойчивую психику можно было бы выявить и уделять больше внимания тому или иному ребенку.

Но дело, в конце концов, не только в тех, кто наложил на себя руки. У самоубийств есть статистика, у отчаяния ее нет. А оно может надолго погружать человека в состояние безысходности. И мы не всегда можем почувствовать это в других. Или даже чувствуя, не в силах бываем помочь. Иногда нас останавливает опасение, что мы нарушаем границы чужого «Я», пытаясь проявить больше сочувствия к одинокому соседу или коллеге по работе. А между тем даже чисто символическая поддержка порой очень важна. В середине шестидесятых годов прошлого века пользовался популярностью фильм «Женщины». Там есть такой эпизод. Пожилая работница фабрики, узнав, что приезжей девушке у нее на работе не с кем встретить Новый год, пригласила ее отметить праздник в домашней обстановке в кругу таких же ветеранов. Понятно, что гостье это было не так уж интересно, но все же лучше, чем оставаться одной. И можно только похвалить хозяйку за отзывчивость. Но дальше все вдруг пошло не по ее сценарию. Неожиданно появился сын, который должен был гулять в эту ночь в другом месте. Между молодыми людьми возникла взаимная симпатия. И мать, только что благоволившая девушке, теперь готова была видеть в ней чуть ли не врага, собирающегося увести самого дорогого человека. В конце концов, все закончилось благополучно. Но вот подумалось – а позвали бы мы в гости в этот день малознакомого человека? А вдруг у него ковид. Хотя трястись нос к носу в тесных владикавказских маршрутках очевидно не так страшно. Да, но ведь принято считать, что Новый год – семейный праздник. Но на практике это часто выглядит как набор одних и тех же повторяющихся разговоров, где едва ли не заранее знаешь, кто что скажет. Это хорошо еще, если не дойдет до разборок за столом. Однажды проводил новогоднюю ночь у своих питерских друзей и уже через три минуты после того, как подняли бокалы, хозяева дома – муж и жена начали выяснять отношения. Остальные гости сидели, низко опустив головы, испытывая чувство стыда из-за того, что их не стесняются.

Еще более грустное воспоминание на тему Нового года было связано с посещением Кронштадта. Я решил пошутить и, спрятав одежду этажом ниже, предстал перед хозяевами в легкой рубашке. Это оказалось дурным предзнаменованием. В ту ночь в одном из подъездов этого дома умер бомж. Сначала он испытал сильное переохлаждение на улице, а потом, когда кто-то из жильцов неплотно прикрыл входную дверь, бедолага проник на лестничную площадку и тут его заволокло в вечный сон тепло, словно в сугробе посреди степи.

Новый год – светлый праздник. Праздник загадываемых желаний и добрых чувств. Эти несколько часов, начавшиеся незадолго до полуночи, могут стать одними из самых приятных воспоминаний в последующие триста шестьдесят пять дней. Пусть каждому из нас достанется его законная доля любви и тепла. И пусть наши застолья, наши танцы и наши прогулки по заснеженным улицам обойдутся без чрезвычайных происшествий. Счастливого вам праздника, друзья!

Автор: Евгений Пантелеев