«Секрет фирмы»
25.08.2020
11:32
817
«Секрет фирмы»

Вратарская школа Северной Осетии – поистине уникальное явление в российском футболе. На ограниченном пространстве от Алагира до Моздока выросла целая плеяда классных голкиперов. Владимир Олейник, Александр Яновский, Игорь Цакоев, Станислав Черчесов, Вениамин Мандрыкин, Владимир Габулов, Дмитрий Хомич, Сослан Джанаев – всем им в разное время удавалось превзойти по статусу главную команду родной республики. Кто-то из них проторил путь для чемпионской «Алании», а кто-то поддержал ее авторитет в трудные времена.

Если взять для сравнения такой мегаполис, как Петербург, то оно будет явно не в его пользу. Многие десятилетия «Зенит» был типичным середняком, и стоило появиться в нем талантливому игроку, он быстро оказывался в Москве или в Киеве. Но не было случая, чтобы именитые клубы обхаживали вратаря, воспитанного на берегах Невы. Да, переходил в некогда грозное «Торпедо», а потом в «Спартак» известный страж ворот Анзор Кавазашвили, ну так он уроженец Батуми, успевший до переезда в северную столицу поиграть и за тбилисское «Динамо». Лишь в нынешнем столетии в Петербурге появился доморощенный мастер уровня сборной Вячеслав Малафеев. Так что, несмотря на многократный перевес в численности населения и на самые комфортные условия в многочисленных ДЮСШ, по вратарским знаменитостям у Осетии неоспоримый перевес.

А список здешних «королей рамки» следовало бы начать с человека, который не удостоился наград и званий, да и вряд ли известен за пределами своего края. Но именно ему, Гамлету Аситову приходилось чаще всех спасать ворота орджоникидзевского «Спартака» в шестидесятые годы, когда команда находилась в стадии становления и соперники ее не щадили. Аситов был уникальным вратарем – трудно отыскать среди его коллег человека со столь невысоким ростом. Но этот недостаток он компенсировал завидной прыгучестью. В одном из календарных матчей команда испытывала трудности с составом и он, будучи в запасе, вышел играть в нападении. После завершения карьеры успешно работал детским тренером, и однажды довелось наблюдать забавную сценку. Наставник другой мальчишеской дружины, показав на своих ребят, похвастался: «Смотри, какие у меня звезды играют». «Если это звезды, – ответил Гамлет, – то у меня луны».

Первым вратарем из спартаковцев, перешедшим в высшую лигу, был приезжий – Борис Белов. Он поиграл совсем немного, но сразу привлек к себе внимание московских одноклубников. Так получилось, что столичным тренерам пришлось сразу бросить его в бой, но дебют оказался неудачным. Парень после этого на поле в составе красно – белых не выходил и исчез с горизонта. В тот год, когда осетинский клуб впервые добился повышения в классе, всю малину ему едва не испортил вратарь из команды «Селенга» (Улан – Удэ). Он творил чудеса, парируя самые немыслимые мячи. Ничья перекрывала дорогу в финальную пульку. И лишь за пять минут до финального свистка судья назначил пенальти, и непробиваемый Борис Конфедерат не смог ничего поделать. А вскоре сибиряк надолго обосновался на Кавказе. Именно с ним команда выходила в высшую лигу в 1969-м. Но как прихотлива вратарская судьба… В одном из первых матчей Борис получил травму и на игру с ЦСКА в Москве вместо него вышел совсем юный Олейник. Он произвел отличное впечатление, отстоял на «ноль» и вытеснил своего старшего собрата из основного состава. Но Олейник – не самый юный дебютант в истории осетинского футбола. Дмитрий Хомич открыл счет своим матчам во второй лиге за клуб «Моздок» в 15 лет. А сейчас, кстати, замахнулся еще на один рекорд – самого «долгоиграющего» вратаря среди своих земляков. В 36 лет он выступает в Премьер-лиге за «Химки». Но вернемся к Конфедерату. Даже после вылета из «вышки» он не смог отвоевать себе свитер с номером «1». Дела у команды шли неважно, игрокам срезали доплаты, и Борис пришел к главному тренеру выяснять, в чем дело. – Понимаешь, сейчас такой период,- сказал тот, – очков мало, поэтому и денег стало меньше. И тут голкипер произнес фразу, которая в республике стала мемом задолго до появления самого этого слова – А я здесь при чем? Впоследствии он стал арбитром, хотя видеть бывшего вратаря с судейским свистком довольно непривычно. Намеренно останавливаюсь на тех персонах, которые менее известны современному болельщику. В восьмидесятых годах в команде играли братья – близнецы, выходцы с Шалдона Васильевы. Один из них был вратарем, выступал в свое время за ереванский «Арарат» (по матери Вячеслав и Владимир – армяне). Но они уехали из Осетии совсем молодыми и проследовали сюда в отличие от других в обратном порядке. Иногда конкуренция за место в воротах была столь высока, что способные игроки вынуждены были уходить в другие клубы. Так, к примеру, перебрался в Пермь Юрий Гребенюк. Что же касается более известных голкиперов старшего поколения, напомним, что Олейник входил в молодежную и олимпийскую сборные страны, защищал цвета «Зенита». Яновский играл за московский «Локомотив» и ташкентский « Пахтакор». Только по счастливой случайности его не было на борту того самолета, в котором погибла вся узбекская команда. Карьеру Мандрыкина в ЦСКА оборвала тяжелая травма в результате автомобильной аварии. Цакоев был приглашен в киевское «Динамо» которое было одним из сильнейших клубов в СССР. Но основной вратарь киевлян Рудаков сразу сказал ему – Я еще десять свитеров сношу, покуда ты займешь мое место. И действительно, в такой атмосфере явной враждебности закрепиться в составе было проблематично. В чем же все-таки причина такого «плодородия» на вратарской ниве в республике? Возможно, есть какой – то секрет. Но в последнее время он либо утрачен, либо очень тщательно закодирован. Будем надеяться, что появление новых талантов – продолжателей славных традиций не заставит себя ждать.

Автор: Евгений Пантелеев; Фото: из открытых источников