15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Дождь)
100 %
2 м/с
“Грузино-осетинские переговоры в Сочи закончились “неожиданно хорошо”
10.11.2004
18:16
“Грузино-осетинские переговоры в Сочи закончились “неожиданно хорошо”

Грузии и Южной Осетии удалось договориться о полной демилитаризации зоны конфликта, выводе незаконных вооруженных формирований к 20 ноября, создании условий безопасности для всего без исключения населения региона, восстановлении движения по Транскама, а в перспективе – железнодорожного сообщения. Все эти меры, сказано в заявлении по итогам встречи грузинского премьера Зураба Жвании и главы Южной Осетии Эдуарда Кокойты, придадут “импульс дальнейшим конструктивным переговорам”.

Их цель – “полномасштабное политическое урегулирование конфликта”. Однако пока в зоне конфликта по-прежнему слышны выстрелы.
– Когда мы встретились, то сказали друг другу, что надо искать пути выхода из сложившейся ситуации, – уже по итогам переговоров делились уставшие, но с довольным выражением на лицах Жвания и Кокойты. “Если вы надеялись, что мы друг с другом ругались, то этого не произошло”, – заметил Жвания. Переговоры прошли “неожиданно хорошо” – так члены российской, грузинской, югоосетинской и североосетинской делегаций комментировали встречу в санатории “Черноморье”, по поводу которой были приняты беспрецедентные меры безопасности (строгих и бдительных сотрудников охраны побаивались даже отдыхающие санатория).
Поводы к срыву переговоров, увы, были – накануне в зоне грузино-югоосетинского конфликта обострилась ситуация. Но стороны, не скрывавшие, что это провокации со стороны сил, не желающих стабилизации обстановки в регионе, как в свое время их предшественники, которые подписали знаменитые Дагомысские соглашения в 1992 году, на это решили не реагировать и все же сели за стол переговоров. Они, констатировавшие в итоговом документе, что “во время недавних вооруженных столкновений в Южной Осетии мирный процесс урегулирования оказался под реальной угрозой срыва”, нашли за девять часов понимание, пожалуй, в главном на сегодняшний день вопросе – “искать точки соприкосновения исходя из желания жить в мире и добрососедстве и не выдвигать заведомо невыполнимых требований друг к другу”. Невыполнимые требования – это вопрос о статусе Южной Осетии, который официально на переговорах не обсуждался. Стороны своих позиций не поменяли.
“Мы шли очень сложно к этой встрече – хорошо, что она состоялась. В политическом смысле эта встреча имеет принципиально важное значение”, – подвел итоги встречи Жвании и Кокойты первый замминистра иностранных дел России Валерий Лощинин. На вопрос, какая из сторон выиграла больше, Лощинин ответил: “Это трудно давалось, но выиграли все стороны”. Судя по всему, выигрыш в том, что впервые Грузия и Южная Осетия столь долго обсуждали не только вопросы вывода незаконных вооруженных формирований, но и экономические. Кокойты предложил создать на территории Южной Осетии зону экономического благоприятствования, которая бы распространялась на граничащие с республикой грузинский и североосетинский районы. Южная Осетия, убежден он, интересна не только своими транзитными возможностями, есть возможности для инвестиций в перерабатывающую лесную и пищевую промышленность, в разработку полезных ископаемых. На вопрос, кто в основном инвестирует в республику, президент Южной Осетии ответил: “Пока на первом и на последнем месте – российские инвесторы” .

Зураб Жвания, премьер-министр Грузии: “Своей цели мы хотим добиться мирным путем”
– Считаете ли вы состоявшиеся в Сочи переговоры шагом к политическому урегулированию конфликта между Грузией и Южной Осетией ?
– Не могу сказать, что это прорыв и что в результате нашей встречи были расставлены все точки над i. Безусловно, проблем остается очень много, но это после долгого перерыва первая встреча представителей высшего руководства Грузии и Южной Осетии. Я всегда доволен, когда можно обсуждать самые острые вопросы на переговорах, а не целясь друг в друга из автоматов. Если демилитаризация региона пройдет успешно, то считайте, у нас появилась основа для продолжения диалога по окончательному полномасштабному урегулированию конфликта на высшем уровне. 12 лет конфликт был в подвешенном состоянии. Для всех очевидно, что нельзя продолжать топтаться на месте – пора выходить из этой ситуации.
– На чем основывается ваша уверенность, что подписанное в Сочи заявление будет выполняться? Как известно, договор о прекращении огня, подписанный летом вами и Эдуардом Кокойты, был нарушен через день.
– С точки зрения снятия накала вооруженного противостояния, которое в тот момент достигло очень опасных масштабов, тот договор все-таки сыграл свою роль. Что касается уверенности, то у меня скорее надежда, что всем нам (Грузии и Южной Осетии) хватит благоразумия двигаться в правильном направлении мирного урегулирования, а не бряцать оружием. У Грузии, у ее президента, у меня, у всех нас цель одна – восстановление целостности нашей родины. Мы хотим ее добиться мирным путем – путем политического диалога.
– Когда может быть создана зона наибольшего экономического благоприятствования в Южной Осетии?
– Это очень интересная идея, которую стоит серьезно рассматривать как часть урегулирования, но сейчас о чем-то конкретном говорить еще рано. Речь о создании такой зоны на территории Южной Осетии может идти только в составе Грузии.

Здуард Кокойты, президент Южной Осетии: “Сколько ни произноси слово “статус” – он от этого не появится”
– Вы довольны переговорами?
– Зураб Жвания – это та фигура в правительстве Грузии, которая настроена на мирное урегулирование вопроса. Наша встреча также показала, что он готов к компромиссам. Мы довольны результатами встречи в Сочи, но все зависит от того, насколько грузинская сторона будет готова к выполнению достигнутых договоренностей.
Самое главное сейчас – невозобновление боевых действий и восстановление доверия между нашими народами. Над этими вопросами и будем работать. Те силы, которые предлагали нам вооруженное решение конфликта, убедились в его бесперспективности. Мы будем делать все, чтобы противоречия решились мирным путем. Мы готовы к политическому диалогу, но это не означает, что мы собираемся уступать позиции, которые себе обозначил народ Южной Осетии.
– Грузинская сторона не скрывает, что их главная цель – договориться по вопросу статуса Южной Осетии в составе Грузии. Южная Осетия не ставит перед собой такой задачи. Как же достигнуть дальнейшего прогресса в отношениях?
– Речь, подчеркну, идет о переговорах, а не о выяснении отношений. Сколько ни произноси слово “статус” – он от этого не появится. Об этом мы, собственно, и сказали грузинской стороне. Мы же не исключаем, что Грузия может признать Южную Осетию. Мы за территориальную целостность Республики Грузия. Но Южная Осетия к Республике Грузия никакого отношения не имеет – она никак не отражена в ее Конституции.
Давайте спросим простого осетина или грузина, что для них главное – политическое будущее лидеров или просто жить в мире. Мы все прекрасно понимаем – и те и другие выберут мир. Сегодня необходимо учитывать сложившиеся реалии.
– В чем они?
– Мы в три раза повысили зарплату для бюджетников, стипендии для студентов. Теперь они сопоставимы с российскими. Пусть Грузия тоже повысит. Начался процесс возвращения беженцев – мы их обеспечиваем жильем, финансово помогаем. Я признателен своему народу, который меня в этом вопросе поддержал.
Республика Южная Осетия есть – и с этим надо считаться. Сам факт, что с нами сели за стол переговоров и подписывают документы, уже означает признание. Если же обе стороны будут ставить вопросы, которые заведомо невыполнимы, то переговоры зайдут в тупик. Не надо ставить политические амбиции выше интересов народа.

“Известия”