15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
19°
(Облачно)
34 %
1 м/с
Калоева танят на родину
14.12.2005
11:22

Виталий Калоев хочет отбывать наказание в одной из тюрем Северной Осетии. Виталий Калоев ждет в швейцарской тюрьме рассмотрения апелляции на приговор, а его родственники с адвокатами обсуждают, как вернуть его в Россию. Калоев уже подготовил официальный запрос в российский Минюст с просьбой позволить ему отбывать наказание в Северной Осетии.
«Я его видел, разговаривал с ним. Он очень похудел, постарел и сильно сдал. Виталий хочет, чтобы его перевезли на Родину», — рассказывает двоюродный брат Виталия Константин Калоев.
Родственники говорят: на родной земле, где похоронена его семья, Калоеву психологически легче, здесь он бы чувствовал поддержку родни.
В Осетии будет проще попасть и на свидание к нему. Это намного важнее комфортных условий европейской тюрьмы в Пешвисе. Швейцария не против экстрадиции. Однако Россия еще не ратифицировала подписанный в апреле этого года договор о передаче осужденных. Посол Швейцарии в РФ Эрвин Хофер заявляет, что чем быстрее это произойдет, тем лучше, и чинить препятствия в этом деле никто не собирается. Здесь нет ни дипломатической, ни политической проблемы — исключительно правовой аспект.
«В любом случае федеральное министерство юстиции Швейцарии заявило, что оно рассмотрит другие возможности, что можно предпринять в этом случае. Правда, в этом случае эти пути и дольше и сложнее. Но они все-таки есть», — подчеркивает Эрвин Хофер.
Швейцарские власти готовы вести переговоры. Правда, нужно получить еще согласие судебных органов и органов исполнения наказания. Но и тюремная администрация при рассмотрении таких дел обычно не возражает. Содержание иностранного заключенного обходится в 500 франков в день.
«Как правило, швейцарская сторона не выдает лиц, когда есть сомнения по поводу условий содержания и по поводу беспристрастности к конкретному человеку. Здесь таких сомнений быть не должно и, как мне представляется, эти процедуры нужны запускать как можно быстрей», — полагает председатель комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников.
Как сообщили в швейцарском министерстве юстиции, у них нет практики инспекционных поездок с целью проверки, как отбывает наказание осужденный на родине. Ограничиваются письменным запросом.
«Согласно Уголовному кодексу Швейцарии, после отбывания двух третий наказания любое лицо, которое не будет признано общественно опасным в судебном порядке, подлежит условно-досрочному освобождению», — добавляет адвокат Калоева Владимир Сергеев.
Но в любом случае переговоры об экстрадиции можно вести только после вступления приговора в силу. А с учетом рассмотрения апелляции произойдет это не раньше чем через полгода. Вести.Ru