15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
20°
(Ясно)
32 %
0 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Бывший президент поработал за двух действующих
03.09.2004
23:29
Бывший президент поработал за двух действующих

В первый же день террористы, захватившие школу в Беслане, заявили, что хотят говорить с президентами Северной Осетии и Ингушетии Александром Дзасоховым и Муратом Зязиковым. Однако ни бывший партаппаратчик Дзасохов, ни бывший чекист Зязиков на переговоры с террористами не решились. Зато экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, которого федеральные власти когда-то обвиняли в пособничестве сепаратистам, отправился в школу и вернулся оттуда с 26 освобожденными заложниками.

Сразу после захвата школы террористы сообщили, что готовы вести переговоры только с тремя людьми — Александром Дзасоховым, Муратом Зязиковым и Леонидом Рошалем. То, что террористы захотели разговаривать с господином Рошалем, никого не удивило: известного детского доктора приглашал на переговоры еще Мовсар Бараев, который в октябре 2002 года руководил захватом театрального центра на Дубровке. Как и тогда, господин Рошаль немедленно откликнулся на предложение террористов и уже в среду вечером прибыл в Беслан. Правда, на прямой контакт с доктором захватчики не пошли и разговаривали с ним только по телефону.
Приглашение к переговорам президентов Дзасохова и Зязикова тоже выглядело логичным: первый отвечает за ситуацию в своей республике, а второй теоретически мог бы поспособствовать выполнению требования террористов об освобождении лиц, арестованных за участие в рейде боевиков на Ингушетию в ночь на 22 июня. Правда, некоторые наблюдатели предположили, что господин Зязиков, переживший несколько покушений, из переговорщика может быстро превратиться в жертву. Но все-таки можно предположить, что в отличие от покойного Ахмата Кадырова, которого боевики в 2002 году сразу предложили обменять на 50 заложников «Норд-Оста», президент Зязиков был нужен террористам в первую очередь именно как человек, способный, по их мнению, отдать приказ об освобождении их соратников.
Тем не менее господа Дзасохов и Зязиков в контакт с террористами вступить так и не решились. Президент Северной Осетии, который руководит оперативным штабом по освобождению заложников, был недоступен для прессы, и выяснить, почему он не отреагировал на предложение террористов, Ъ не удалось. Его пресс-секретарь Игорь Дзантиев заявил Ъ, что господин Дзасохов дал исчерпывающее интервью двум центральным телеканалам («Первому» и «России») и сейчас ему «как руководителю оперативного штаба не до общения с прессой». По информации Ъ, в последние двое суток президент Дзасохов почти не покидает здание штаба и практически не общается с родственниками заложников. А когда Ъ задал пресс-секретарю вопрос, готов ли глава Северной Осетии пойти на личный контакт с террористами, господин Дзантиев заявил, что у него «садится батарейка» мобильного телефона, и отключился.
От каких-либо разъяснений на эту тему отказались и в окружении Мурата Зязикова. «Мы не можем вам дать по этому поводу никаких комментариев»,— заявил вчера Ъ пресс-секретарь главы Ингушетии Иса Мержоев. Немногословным был и сам господин Зязиков, с которым Ъ все-таки удалось связаться (см. интервью). А вопрос о том, намерен ли он пойти к террористам, если они и далее будут на этом настаивать, и вовсе остался без ответа.
Между тем у обоих северокавказских лидеров был шанс если и не стать национальными героями, то по крайней мере внести весомый вклад в урегулирование кризиса с заложниками. Ведь, сразу назвав трех потенциальных переговорщиков, бандиты затем долго отказывались говорить с кем бы то ни было еще и даже не позволяли передать заложникам воду и продукты. Однако бывший член Политбюро ЦК КПСС Дзасохов и президент «путинского призыва» генерал ФСБ Зязиков оказались в равной степени не готовы действовать в столь нестандартной ситуации, предпочтя самоустраниться от участия в трудных переговорах.
А вот экс-президент Ингушетии Руслан Аушев вчера добровольно выступил в роли переговорщика, и это сразу принесло результат: террористы отпустили 26 заложников. Господин Аушев накануне второй чеченской войны был единственным региональным лидером, который считал Аслана Масхадова легитимным главой Чечни и призывал к переговорам с ним. Поэтому неудивительно, что террористы не только пошли на контакт с ним, но и согласились отпустить часть заложников. Впрочем, воспользоваться этим успехом, чтобы вернуться из политического небытия, в котором Руслан Аушев оказался после отставки в декабре 2001 года, Кремль вряд ли ему позволит. Ведь возвращение господина Аушева в большую политику, по сути, стало бы свидетельством бесперспективности нынешнего курса Москвы на силовое усмирение Чечни. «КоммерсантЪ»