15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
17°
(Ясно)
93 %
1 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
«ЭКО» − обыкновенное чудо, ставшее ближе
28.06.2022
16:00
1 958
«ЭКО» − обыкновенное чудо, ставшее ближе

Экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) − одна из вспомогательных репродуктивных технологий, применяемая, когда естественное зачатие невозможно. Для многих диагноз бесплодие звучит как приговор и страшная перспектива невозможности иметь детей. На самом деле – это не так.

Сегодня этот метод становится доступным все большему количеству женщин и семейных пар, но жителям Северной Осетии часто приходилось ездить за ЭКО в столицу и другие крупные города (медицинские центры), а порой и за границу. В феврале во Владикавказе открылась Клиника репродукции и генетики NGC Владикавказ, реализация мечты о долгожданном материнстве в прямом смысле слова стала ближе.

О том, как и в каких случаях проводится ЭКО, какие существуют программы, чего не стоит бояться и почему в Северной Осетии намечается наплыв «репродуктивных туристов», рассказала главный врач Клиники репродукции и генетики NGC во Владикавказе Диана Асаева.

 – Диана Георгиевна, ЭКО − оплодотворение яйцеклетки вне организма женщины, в пробирке. Кому может потребоваться такой метод зачатия, что является прямым показанием?

– Прежде всего, ЭКО − программа для пациентов с бесплодием, у которых наступление беременности невозможно без использования вспомогательных репродуктивных технологий. Здесь чаще всего речь идет о женщинах, в анамнезе которых присутствует трубно-перитонеальный фактор и старший репродуктивный возраст. Среди других распространенных причин бесплодия: эндометриоз, патология спермы у партнера, бесплодие неясного генеза. Также некоторые пациенты являются носителями генетических заболеваний, и тогда мы проводим программу ЭКО, чтобы исключить передачу патологии детям.

– Про бесплодие − более-менее очевидно, а о каких наследственных заболеваниях идет речь?

– В первую очередь, о заболеваниях, сцепленных с полом (когда родители являются носителями заболевания, сцепленного с полом. Например, потенциальная мама является носителем заболевания, которое передается только мальчикам. Мы проводим ПГТ-А, определяем, здоров эмбрион или нет, и только здоровый эмбрион переносим в полость матки. С помощью ПГТ-А мы исключаем такие заболевания, как синдром Дауна, синдром Патау и другие аномалии. Перенос здоровых эмбрионов повышает вероятность не только наступления беременности, но и ее вынашивания, а также существенно снижает психологический стресс будущих родителей.

Другой вид генетического тестирования, ПГТ-М, когда оба родителя являются носителями одного моногенного заболевания, чтобы исключить рождение ребенка с этим заболеванием, мы проверяем эмбрион.

– Преимплантационное генетическое тестирование – обязательный этап ЭКО?

– По приказу Министерства здравоохранения, диагностику эмбрионов рекомендовано проводить, если пациентке больше 35 лет, но, исходя из своей практики, я настаиваю на том, чтобы всегда делать ПГТ. Ведь даже у здоровой двадцатилетней женщины, уже имеющей здоровых детей, порядка 30-40% эмбрионов генетически патологичны. ПГТ дает возможность выяснить, здоров эмбрион или нет, прежде чем переносить его в полость матки. На мой взгляд, нет ситуаций, в которых генетическим тестированием следует пренебречь.

– Какие существуют программы ЭКО и какие из них доступны жителям Северной Осетии?

– Жителям Северной Осетии и других регионов в Клинике NGC Владикавказ доступные ровно те Программы ЭКО, которые доступны жителям Москвы, Нью-Йорка или Парижа. Доступ к высоким медицинским технологиям либо есть, либо его нет. Мы проводим программы, созданные с учетом потребностей разных групп пациентов: ЭКО со стимуляцией и без, с минимальной стимуляцией; ЭКО с донорскими яйцеклетками или донорской спермой, и другие. Важно понимать, что приходя в Клинику репродукции и генетики, пациент не может руководствоваться исключительно субъективными пожеланиями, есть объективные показания к той или иной программе экстракорпорального оплодотворения. Иногда у пациента бывает возможность выбрать один из двух видов ЭКО, в этом случае мы рассказываем о преимуществах обеих программ, и вместе принимаем решение.

– То есть, это все – принципиально разные «истории»?

– Да, все зависит от клинической картины. При подборе протокола имеет значение возраст, овариальный резерв (количество и качество яйцеклеток), наследственность и другие факторы.

– Пожалуй, первый и главный вопрос всех, кто задумывается об ЭКО: какова вероятность наступления беременности?

– Каждый год проводится мониторинг успешного проведения ЭКО, ВОЗ регулярно публикует доклады на эту тему. Если рассматривать разные виды протоколов, то наибольшие шансы на успех с первого раза дает ЭКО с гормональной стимуляцией – от 35 до 45% протоколов заканчиваются наступлением беременности. Это средние цифры по отрасли. В сети клиник NGC этот показатель один из самых высоких по России, около 50%. Вероятность наступления беременности зависит от возраста пациента, овариального резерва, от сопутствующих заболеваний. К сожалению, многие пациенты думают, что, когда мы переносим эмбрион в полость матки, можно «расслабиться». Но работа с биологическим материалом протекает гораздо сложнее. Мы, репродуктологи и эмбриологи, создаем все необходимые для эмбриона условия, а вот как будет проходить его дальнейшее развитие, деление, имплантация − предсказать на сто процентов нельзя. Поэтому мы всегда стараемся сделать так, чтобы беременность наступила в естественных условиях.

– Из каких этапов состоит «классическая» программа ЭКО?

– Основных этапов четыре:

1. стимуляция яичников, последующая их пункция, культивирование и перенос эмбриона. На этапе овариальной стимуляции пациент в течение примерно 10 дней колет гормональные препараты – это нужно для того, чтобы в яичниках созрели фолликулы, содержащие яйцеклетки;

2. следующий этап – пункция фолликулов. Она проводится через влагалище под контролем УЗИ. Во время процедуры специальной тонкой иглой из каждого выросшего фолликула осторожно отсасывают фолликулярную жидкость, содержащую яйцеклетку. Пункция проходит быстро и безболезненно, она проводится в состоянии медикаментозного сна и длится около 10-15 минут;

3. третий этап, самый длительный и трудоемкий − культивирование, то есть, отбор и оплодотворение яйцеклеток;

4. полученные эмбрионы в течение пяти-шести дней должны дозреть до стадии бластоцисты, после чего самый жизнеспособный переносят в полость матки. Процедура переноса безболезненна и проходит без наркоза, с помощью мягкого катетера.

– Почему сейчас при ЭКО уже не переносят несколько эмбрионов?

Мы переносим один здоровый эмбрион, чтобы снизить риски многоплодной беременности − угрозу преждевременных родов и патологий. По приказу мы можем перенести не более двух эмбрионов. Может случиться так, что эмбрион в полости матки поделится, и получится двойня. Были случаи, когда мы переносили один эмбрион, а он делился на три. Это редкость, но такое случается. Представляете, если мы перенесем два, и каждый из них поделится еще на три?

Поэтому мы переносим строго один эмбрион, с расчетом, что родится один здоровый ребенок.

– Выходит, если переносить один эмбрион, шансы на беременность и роды ниже, но и рисков тоже меньше?

– Верно. Приоритет для нас − жизнь и здоровье женщины.

– Кстати, о здоровье малышей: разговоры о том, что дети, рожденные с помощью метода ЭКО, чем-то отличаются и чаще болеют – миф?

– Конечно, миф. Прошло больше сорока лет после рождения первого в мире ребенка. Сегодня в мире живет более 6 млн человек, которые появились на свет благодаря ВРТ (вспомогательным репродуктивным технологиям). Нет никаких научных подтверждений домыслам.

– А еще какие бытуют заблуждения насчет ЭКО?

– Их немало. Один из мифов вы уже назвали: ЭКО приводит к многоплодной беременности. Так было раньше, когда технологии не были такими развитыми, и женщине переносили по три-четыре и даже пять эмбрионов. Сейчас так не делают.

ЭКО – единственный шанс родить здорового ребенка при бесплодии. Это не всегда так. Сначала необходимо найти причину бесплодия и исходя из этого выбирать стратегию лечения.

ЭКО − не равно беременность. Многие приходят специально за этой программой даже без показаний, без каких-то серьезных проблем с репродуктивным здоровьем, думая, что с ЭКО шанс забеременеть равен ста процентам. Иногда пациенты даже предлагают заплатить за программу ЭКО больше «в обмен» на стопроцентные гарантии беременности. Но это невозможно.

– Вы долгое время работали в Санкт-Петербурге. К вам часто приезжали пациенты из Осетии?

– В Клинике NGC Санкт-Петербург было очень много пациентов не только из Осетии, но практически из всех республик Северного Кавказа. Принимая во внимание, что мы работаем по единым корпоративным стандартам NGC, смело заявляем, что NGC Владикавказ – это мировые стандарты лечения бесплодия и ЭКО в СКФО.

– Что отличает Клинику NGC от компаний−конкурентов?

– Я бы не хотела оперировать подобными терминами. Мы работаем в одной отрасли и глобально преследуем одну благую цель – подарить радость материнства женщине, семье. К нам часто приходят пациентки, которые консультируются в нескольких клиниках, и я всегда приветствую такой подход – да, мы работаем в сфере высоких медицинских технологий, мы опираемся на научные достижения, но очень важно «почувствовать» своего доктора, оценить его не только с точки зрения компетенций и регалий, но как человека, которому ты можешь и хочешь доверять. Программа ЭКО – это всегда совместное творчество, если хотите.

Но при этом я очень четко осознаю наши преимущества в перечне уникальных предоставляемых услуг: мы проводим ПГТ (это важно, и подобные исследования проводят не везде и не всегда), у нас есть донорские программы (эта опция доступна не во всех клиниках, которые специализируются на ВРТ), мы работаем с онкобольными – лучевая и химиотерапия приводят к бесплодию в 89% случаев у мужчин и в 86% у женщину. Статистика гласит: у 50-70% пациентов репродуктивная функция не восстанавливается. У нас можно сохранить биологический материал, чтобы по итогам успешного лечения использовать его для рождения ребенка.

Раньше зачатие человека вне организма женщины казалось чем-то грани научной фантастики, люди шутили о «детях из пробирки», а сегодня ЭКО – это доступная медицинская услуга, которой никого не удивишь. Но ведь все равно рождение ребенка – всегда чудо.

– Расскажите об удивительных случаях, чудесах из вашей практики.

– Без лишней скромности, каждый случай рождения малыша – в нашей практике это настоящее чудо. К нам часто приходят, не имея ровным счетом никакой надежды – как, например, в случае с женщиной, которая перенесла 11 неудачных попыток ЭКО, пришла к нам (я в тот момент работала в Клинике NGC Санкт-Петербург) и родила двойню. Помню, я была молодым специалистом и страшно нервничала. С нетерпением ждала первого УЗИ, когда смогу увидеть плодное яйцо.

Со времен моей учебы в медакадемии, репродуктологи казались мне недосягаемыми, чуть ли не небожителями. Я до сих пор считаю, что получила уникальную возможность учиться у лучших, у Николая Валерьевича Корнилова, доктора с мировым именем, который стоял у истоков репродуктологии в России и остается одним из ее корифеев по сей день.

Порой мне кажется, что кто-то свыше подталкивает меня. Я помню каждую свою пациентку − или вспомню, если увижу ее историю.

Один удивительный случай связан с девушкой, которая приехала ко мне из Осетии в Питер. За плечами у нее уже были безуспешные программы ЭКО. Ей сказали, что у нее нет шансов забеременеть со своими яйцеклетками, что нужен донорский материал. У девушки, действительно, были трудности, связанные с ее непростым анамнезом. В Осетии рассудили, что своих детей у нее быть не может, и не стоит даже пробовать, но я посчитала, что возможность есть. Мы провели программу ЭКО с собственными ооцитами пациентки, и она родила здоровую девочку. Для меня это было чудом: кто-то посчитал это невозможным, но у нас все получилось.

Откровенно говоря, независимо от того, ЭКО это было или нет, каждый раз, когда я слышу сердцебиение ребенка на УЗИ – для меня это настоящее чудо!

15-Й РЕГИОН