15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
29°
(Ясно)
37 %
3 м/с
$ — 89.0658 руб.
€ — 95.1514 руб.
Осетинка, покорившая английскую королеву
18.01.2024
10:30
22 438
Осетинка, покорившая английскую королеву

Её «Отелло» был признан Елизаветой II одной из лучших постановок за всю историю театра. Первая женщина-режиссёр — Зарифа Бритаева —появилась на свет 105 лет назад на Северном Кавказе.

 Зарифа родилась 18 января 1919 года во Владикавказе. И можно сказать, что её судьба была предопределена. С самого детства девочка приобщалась к искусству. А как иначе? Ведь она — дочь первого осетинского драматурга Елбыздыко Бритаева. Зарифа плохо помнила отца, но мать часто рассказывала детям о том, как отец любил театр, какой он талантливый драматург, и это не могло не оставить след в маленьких детских сердцах.

Елбыздыко Бритаев — основоположник осетинской драматургии, многогранно талантливый человек, и его имя по праву стоит в одном ряду с именами великих писателей нашего времени. Автор выдающихся драматургических произведений был также щедро одарён талантом публициста и прозаика. Он внёс неоценимый вклад в становление осетинской литературы и профессионального театра. В придачу к своим литературным талантам Елбыздыко был активным общественным деятелем. В годы революции 1905–1907 годов самодержавие изгнало молодого человека с родных земель и заключило в Назрановскую крепость. Но он, несломленный, остался верен своим принципам. По роковому стечению обстоятельств много лет спустя Зарифа окажется в той же камере, что и её отец, — за преступление, которого не совершала.

В семье Елбыздыко Бритаева было четверо детей. На каникулы их часто отправляли в село, где они из простыней сооружали импровизированную сцену и устраивали настоящие представления и мини-спектакли, часто ставили отрывки из произведений отца. Быть может, именно тогда Зарифа решила связать свою судьбу с искусством. И желание с годами не угасало, а разгоралось подобно пламени. Первые осетинские выпускники ГИТИСа, вернувшись на родину, уговаривали Зарифу поступать на актёрский курс. Но, по словам Зарифы, увидев их мастерство, она подумала, что никогда не сможет так проникновенно играть на сцене и хорошей актрисы из неё не получится, а вот режиссёр бы вышел. Ей казалось, что режиссёром стать проще.

В ГИТИС Зарифа поступила со второго раза. Судьба привела её на курс к Алексею Дмитриевичу Попову. Это была удача. Благодаря мастеру весь курс был увлечён режиссурой.

«В ГИТИСе к нам относились хорошо. Женщин было четверо или пятеро, остальные были мужчины. Вот тогда и началась, так сказать, эпоха, когда в режиссуру начали идти женщины. И когда, вообще, женщины начали идти не только в режиссуру, а в разные профессии, которые раньше считались мужскими», — вспоминала Зарифа Бритаева.

 Учёбу прервала война. Зарифа Елбыздыкоевна ушла на фронт. Рыла противотанковые траншеи, строила оборонительные сооружения. Впоследствии была награждена медалями «За оборону Кавказа», «За оборону Москвы» и «За доблестный труд».

В 1944 году Зарифу отозвали в ГИТИС, чтобы окончить учёбу. Заявив о себе дипломным спектаклем на сцене Осетинского театра, выпускница ГИТИСа даже не представляла, что на долгие годы станет здесь главным режиссёром. За 30 лет было много незабываемых встреч со зрителями. Её режиссёрские работы стали одними из лучших в истории театрального искусства Осетии. В числе её блистательных постановок и четыре шекспировские драмы «Ромео и Джульетта», «Много шума из ничего», «Отелло» и «Двенадцатая ночь». Постановки получили признание шекспироведов России и Англии. Впоследствии спектакль «Отелло» был поставлен на родине Шекспира — в Лондоне, на осетинском языке. Постановку высоко оценила королева Елизавета II, а Отелло в исполнении Владимира Тхапсаева был признан лучшим в мире. По воспоминаниям Зарифы, Владимир Тхапсаев был гениальным актёром. Он мог сыграть абсолютно любую роль.

По признанию Зарифы Елбыздыкоевны, в те времена, когда она была режиссёром Осетинского театра, на сцене блистала плеяда выдающихся актёров. Это Соломон Таутиев и Серафима Икаева, Орзета Бекузарова и Константин Сланов, Варвара Каргинова и многие другие.

«Для меня каждый актёр, который умел сделать необычную роль, был любимчиком».

Десять лет своей творческой жизни Зарифа Бритаева отдала Русскому театру. Этот период она вспоминала и с горечью, и со смехом. Начинать работу было очень тяжело, атмосфера была нездоровой.

«Мы были на гастролях — я первый раз с ними поехала. Во время спектакля поссорились двое актёров. Швыряли в друг друга ботинками, ещё чем-то. Драка была самая настоящая. Я их собрала и сказала, что сообщаю руководству Северной Осетии, что Русский театр работать вместе не может и я прошу расформировать труппу. Когда я это сказала, они все успокоились немножко. Потом начали спрашивать: “Как?”. “А вот так! Всех освобождаем и набираем новую труппу. А вы, поскольку не можете вместе работать — и не будете работать”. Это подействовало. Сказали «нет- нет, что вы, что вы». И начали критиковать своё поведение. Ничего, пришли в норму постепенно».

На сценах Осетинского и Русского театров и сценах соседних республик Зарифа Елбыздыкоевна представила зрителям множество блистательных постановок: «Чермен», «Две сестры», «Перед грозой», «Разлом», «Фатима»… Это лишь малый перечень работ талантливого режиссёра. Она полностью отдавалась театру, оттого и пьесы были проникновенными, не оставляли зрителей равнодушными.

Сколько ещё замечательных спектаклей могло случиться и сколько она могла сделать для искусства, если бы творческий полёт гениальной женщины-режиссёра не был прерван. Двенадцать лет строгого режима — таков был приговор Советского суда народной артистке.

Ей было уже 65 лет, из которых 43 она отдала театру, когда в начале 1980-х, по обвинению в хищении социалистической собственности в сговоре с ответственным секретарём отделения ВТО, главным бухгалтером и кассиром, на Бритаеву было заведено уголовное дело. Это стало шоком не только для близких Зарифы, но для всего театрального сообщества. Она полностью отдавалась профессии. Все знали её как человека порядочного и бескорыстного, отмечали практически ребяческую доверчивость, а потому и неосведомлённость о финансовой стороне работы. Это и привело к непоправимым последствиям.

Окружение не понимало, как так вышло и за что. И только сама Зарифа — главный режиссёр Осетинского театра, заслуженный деятель искусств Северо-Осетинской АССР, заслуженный деятель искусств РСФСР, народная артистка РСФСР, председатель регионального отделения Всероссийского театрального общества — понимала, что ситуация, в которую она попала, стара как мир. Дело заключалось в банальной зависти. Успехи на театральном поприще и активное продвижение по карьерное лестнице были причиной всех бед. Трудно было конкурировать с энергичной и бесконечно талантливой Бритаевой.

«Все посты занимает Бритаева. Для того, чтобы выжить, выжать, выкинуть, так сказать, начали придумывать разные байки. Эти байки были такие: профессионально она не на таком высоком уровне, чтобы её всё время выдвигали. Видят, что это не действует. Потому что воочию происходит совсем другое: отличные спектакли, похвала со стороны критиков, похвала со стороны зрителей. Значит, этим не возьмёшь. Начали придумывать, что же делать. Придумали — лить грязь», — говорила об этой ситуации сама Зарифа Бритаева.

 У недоброжелателей не получилось очернить имя режиссёра на театральном поприще, ее постановки говорили сами за себя — всегда успех и аншлаг. Тогда решили сфабриковать уголовное дело. Прислали проверку и обвинили Бритаеву в растрате.

«Какую-то женщину прислали, начали ковыряться во всём и доковырялись до того, что нашли какие-то денежные непорядки, и в результате этих денежных непорядков передо мной поставили вопрос так: вы нарушаете правила игры… Тогда я ей говорю: “Слушай, я не служу здесь, я на общественной работе, почему тебе обязательно нужно вытащить какую-то грязь? Кто тебе поручил?” Долго я допытывалась. Потом она назвала его фамилию. Потому что он был ведущим в этом деле. “Мне сказал, что надо найти компромат. Мы его ищем, и мы его найдём!”» — уверила проверяющая Зарифу.

Ревизор выполнила поставленную задачу. По результатам проверки была выявлена недостача в размере более семидесяти тысяч рублей. На основании этого факта и было возбуждено уголовное дело, которое разделило жизнь Зарифы Бритаевой на до и после.

На её защиту встали не только республиканские деятели искусства, но и коллеги, друзья из других регионов России. Они писали ходатайства в различные инстанции. Народные артисты СССР — Василий Лановой, Андрей Попов, Михаил Ульянов, Георгий Товстоногов, Рубен Симонов — писали письма лично генеральному секретарю Л. И. Брежневу с прошением об отмене приговора. Но руководство республики и страны оказалось глухо к мольбам деятелей искусства.

Обвинённая в воровстве, раздавленная, Бритаева не теряла веры в то, что правда откроется и справедливость восторжествует. Но время шло, процесс по делу продолжался и, несмотря на чаяния её коллег и близких, ничего не менялось. За это сфабрикованное преступление Зарифе грозило 12 лет лишения свободы. Тогда она решила обратиться за помощью к Расулу Гамзатову, в то время он являлся членом Президиума Верховного Совета СССР. Это был крик о помощи.

В письме к Расулу Гамзатову Зарифа молила о помощи. Просила помочь добиться правды. Ведь основанием для возбуждения уголовного дела послужили лишь показания секретаря-машинистки, но ни один факт обвинения не имел доказательной базы. Они были получены путём шантажа и угроз. И в этом девушка призналась на суде. Писала о том, что дело было сфабриковано в угоду некоторым сотрудникам ОБХСС и прокуратуры. Этот судебный процесс являет собой надругательство над справедливостью, правдой и законом.

Гамзатов поддержал Бритаеву. Благодаря его вмешательству срок сократили до 4,5 лет.

«Стыдно должно быть всему осетинскому народу, который позволил посадить такую женщину!» — высказался поэт.

 Зарифа Бритаева провела в тюрьме четыре с лишним года.

«Ничего хорошего там не было. Хотя ко мне начальство тюрьмы относилось хорошо. Они все спрашивали: “Почему вы здесь находитесь?”. А я говорю: спросите у Северной Осетии… Все они не могли понять, почему меня посадили в тюрьму. Это произошло от зависти. От зависти пошло всё».

 В день, когда Бритаеву освобождали, за ней приехали друзья. Близкие люди, которые от неё не отреклись и не побоялись гнева со стороны власти. Забирали вечером. По словам очевидцев, Зарифа попросила разбудить её на подъезде к республике. Она уснула, пожалев, друзья будить ее не стали. Проехав буквально пару сотен метров по родной земле, она вдруг проснулась сама и закричала: «Остановите машину!». Вышла, в слезах упала на колени, взяла горсть земли и спрашивала: «За что ты меня покарала, родная Осетия?».

Она прожила яркую и вместе с тем трагичную жизнь. Пережитые беды пошатнули здоровье Зарифы Елбыздыкоевны. В последние годы жизни она практически ослепла и была прикована к кровати. Но невзгоды и несправедливость не сломили её духа. Она не озлобилась, не потеряла веры в людей и справедливость. И для окружающих она всегда оставалась той великой Зарифой Бритаевой, какой её все знали.

Автор: Ирина 15-Тедеева