15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
26°
(Ясно)
29 %
2 м/с
$ — 87.9595 руб.
€ — 94.2606 руб.
Политрук, поднимай в атаку
21.06.2015
23:22
Политрук, поднимай в атаку

95-летнему ветерану Ивану Селезневу до сих пор снится война и погибшие товарищи.

Иван Селезнев родился и вырос в семье простых крестьян в деревне Нижняя Слобода Орловской области. Когда началась война, ему было 20 лет. К тому времени он окончил педагогический техникум и полковую школу и служил в железнодорожном полку в Армавире командиром пулеметного отделения. За год до войны он поехал учиться в Петергоф на политрука. Там его и застала Великая Отечественная война. Политрука Селезнева сразу же отправили под Псков. На фронте он уже был 3 июля 1941 года.

Его определили в 252-ю стрелковую дивизию. Несмотря на то, что он еще не имел оконченного образования, Селезнев все-таки был назначен политруком. Бойкий учитель из деревни, как он сам себя называет, на тот момент мало что понимал в этой должности, но старался проявлять большое рвение и старание.

Семье он не сразу сообщил о том, что находится на фронте: боялся, что мать будет сильно переживать за него. Отца к тому времени уже не было в живых. Это потом дома получат письмо Ивана Васильевича, на котором будет отметка госпиталя. И одна из сестер укажет на это матери.

В своих рассказах и очерках участники войны, как правило, больше говорят о том, как наступала Красная Армия, освобождая деревни, города, страны Восточной Европы. Иван Васильевич чаще вспоминает, как вместе со своей дивизией сдавал родные города. Эти воспоминания для него самые тяжелые…

«Мы оставляли, города, села. Вместе с нами уходили старики и женщины с детьми. Бедным людям не на чем было везти даже свои жалкие пожитки. Лошади все были на фронте. Вообще за всю войну мирное население понесло самые большие жертвы — 20 млн человек», — рассказывает ветеран.

Селезнев отступал 1941 и весь 1942 годы. О наступательных боях солдаты его дивизии только мечтали.
Эти гнетущие и сменяющие друг друга картины Селезнев наблюдал до самой Москвы, где ему предстояло стать участником одной из решающих битв ВОВ. После некоторого затишья немцы начали сильную огневую подготовку. 252-я дивизия потеряла много бойцов, но не пустила врага к Москве. Солдаты несколько месяцев отважно стояли насмерть. В битве за Москву Селезнев получил свою первую медаль «За Отвагу».

«5 декабря (в этот день началось контрнаступление Красной Армии под Москвой — прим. А.А.) нам выдали полушубки и не предупредили о готовящемся контрнаступлении. Прибыло пополнение, грянула артиллерия и минометы. Начали бить «Катюши», и дикий, неописуемый страх накрывал нас. Но мы были поколением особой выправки. Мы свято выполняли свой долг», — не без гордости говорит Селезнев.

Встречались Селезневу и «голосовальщики». Так называли тех, кто специально поднимал руки из окопов, чтобы их подстрелили немецкие снайперы. Отделавшись ранением, они после лечения в госпитале отправлялись домой как комиссованные. Но политруки и медики быстро распознали эту хитрость.

«Многие ребята выпивали для храбрости, и это их губило. Один парень спьяну принял перекати-поле за ползущего немца и открыл огонь. Немцы тут же узнали, где мы находимся и атаковали нас. Многих перебили. И первым был убит тот парень», — рассказывает фронтовик.

Иван Селезнев был рад, что его дивизия, наконец, перешла в наступление. Ценою многих жертв в середине декабря был освобожден Калинин. Там Селезнев получил ранение и попал в госпиталь в Ярославле. Когда выздоровел, его перенаправили в другие войска — полк НКВД, в задачу которых входила охрана тылов фронта от диверсантов. В его составе он дошел до Восточной Пруссии. Там, в городе Дартемен, фронтовик и встретил Победу. Всю последующую жизнь Селезнев хотел побывать в этом немецком городе, но так и не смог.

После войны, окончив Московский военный институт МТБ, он прибыл во Владикавказ, где стал преподавать в институте МВД тактику современного боя.

«С тех пор я живу здесь, уже 65-й год. Осетином уже стал. Двое сыновей здесь выросли, школы и институты здесь окончили. Один из них пошел по моим стопам, закончив общевойсковое училище. Он погиб в Афгане», — рассказывает Селезнев.

За 20 лет работы в институте МВД, он воспитал таких известных генералов, как Борис Дзиов, Георгий Кантемиров и Анатолий Куликов. На пенсию ушел в звании полковника.

О своих многочисленных боевых наградах Селезнев говорить не любит. «Как всех награждали, так и меня», — отмахивается он. Всего у ветерана больше 40 наград, среди которых два ордена Красной Звезды и Отечественной войны I степени, по две медали «За Отвагу» и «За боевые заслуги», а также медаль «За оборону Москвы» и «За победу в Сталинградской битве».

Недавний Парад Победы ветеран смотрел с трибуны и был очень впечатлен масштабностью мероприятия.
«Многие сейчас вопрошают, как могла победить Советская Армия? Была великая дружба народов, которая подкреплялась верой в счастливое будущее и любовью к Родине. Патриотизм был настолько высок, что мы считали своим долгом писать «если погибну, считайте меня коммунистом»».

…О страшных картинах войны ветеран вспоминать не любит. Ему до сих пор снятся фронтовые сны: перед ним вновь предстают дети на руках у бегущих родителей, старики с измученными лицами, покидающие дома со слезами, боевые товарищи, которых он оставил на фронтовых дорогах. А случается, слышит он во сне призрачный голос однополчанина: «Ваня, Колю убило, скорей командуй, что делать…». И политрук Селезнев, вновь кидая жребий между жизнью и смертью, изо всех сил кричит «За Родину! За Сталина! Вперед!».

А когда просыпается, вновь вспоминает 22 июня 1941 года — дату, которая перевернула судьбу его страны.
Алина 15-Алиханова