15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
19°
(Облачно)
56 %
4 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Сотрудничество спецслужб с Басаевым имело место
16.09.2004
19:04
Сотрудничество спецслужб с Басаевым имело место

Почему спецслужбы не смогли предотвратить последние теракты? Журнал «Власть» приводит интервью полковника ГРУ в запасе, доктора исторических наук Сергея Шиловского.

— Как террористы могли избежать утечки информации в спецслужбы?
— Скрытность — важнейшая предпосылка эффективности теракта. В данном случае реализовывался сценарий нескольких скоординированных терактов. Беслан стал кульминацией. Полагаю, разработчики терактов действовали так. Подготовили группы боевиков и смертниц, которые до последнего момента не знали своей задачи. Отдельно работало обеспечение — в нужные районы доставлялось оружие, средства связи, велась разведка. Исполнители не знали полного плана операции, до них доводилась лишь конкретная задача (например, подогнать машину в такое-то место, выдвинуться по определенному маршруту). В точке сбора задача корректировалась с учетом местных обстоятельств. Возможно, приказ захватить заложников был поставлен в последний момент, возможно, уже в окрестностях Беслана. Такая технология обеспечивает нужную скрытность.
— Как должны были поступать спецслужбы для предупреждения теракта?
— Естественно, должна быть разветвленная сеть информаторов. Должен идти непрерывный целенаправленный поиск сведений о возможных терактах. Надо активно использовать возможности «слуховых полей» — уметь слушать, что говорят местные жители на рынках, в магазинах, в транспорте. В Афганистане я часто просто гулял по рынкам, разговаривал с людьми и приходил обратно с массой полезной информации.
Еще один важнейший момент: восточная тема не должна быть отдана на откуп только выходцам с Востока. Специалисты с восточным менталитетом часто не видят тонкостей, на которые обязательно обратят внимание европейцы. Простейший пример. Все обратили внимание, что вокруг школы в Беслане стояла масса гражданских лиц с оружием. Представить такую ситуацию где-нибудь в Брянске невозможно, а у МВД Северной Осетии такая ситуация не вызвала никакой реакции.
— В чем главные просчеты в Беслане и что надо было сделать?
— Первое. На войне важно что? С самого начала понять замыслы противника. Мы не увидели общего замысла этой террористической операции. Складывается впечатление, что этот замысел неясен спецслужбам до сих пор. Сами посмотрите: приходит группа, запирается в школе, минирует, не дает детям есть и пить… Уже должно было быть ясно: ситуация неизбежно приведет к большим потерям. И сделаны соответствующие выводы.
Второе. Должен быть единый координирующий центр, где расписывают многовариантные сценарии. В идеале схема выглядит следующим образом. Террористы только заложников захватили, а мозговой штаб уже сформирован и сидит пишет один сценарий за другим: как действовать, если так? а если боевики используют вот такую схему? а при таком раскладе переговоров мы поступим так-то. И каждый час идут корректировки таких сценариев, рождаются новые. И каждый час все готовы действовать по обстановке, но в строгом соответствии со сценарием, координируя действия всех участников. Вот этого не было.
Третье. Моментально должны были быть установлены личности боевиков, их родственники, подняты досье на них самих и их связи. И сразу после этого надо заставить террористов постоянно быть в диалоге с силовыми структурами и постоянно выхолащивать их боевой дух. Выхолащивать обещаниями, посторонними разговорами, дискуссиями.
Четвертое. Не отлажено информационное обеспечение.
— Что надо изменить?
— Надо создавать единое разведывательное сообщество, объединять разведывательные службы. Считают, что наличие отдельных информационных служб обеспечивает здоровую конкуренцию, руководство страны видит ситуацию с разных точек. Но я думаю, что мы в этом случае больше теряем на проблемах координации между спецслужбами. В конце концов, мы живем в информационном веке. Достаточно внимательно работать с открытыми источниками — и вот вам альтернативный канал.
— Много говорят об отсутствии агентурной разведки среди чеченских боевиков. Но для ведения такой разведки надо вступать в контакт с террористами. Насколько эффективны оперативные игры спецслужб с попытками взять террористов под контроль и управлять ими?
— Это тонкий инструментарий, но он всегда и везде применялся и будет применяться. У нас есть определенные успехи в этой области. Другое дело, что просчитывается лишь тактический, временный выигрыш, а что из этого выйдет в долгосрочном плане — не прогнозируется, и это приводит к проблемам. Так, на каком-то этапе решили для ликвидации коммунистической власти в Чечне использовать Дудаева. И сначала все нормально. Дальше он начинает свободное плавание, обрастает жизненными обстоятельствами, встречами, контактами, попадает в поле влияния других группировок, начинает вести свою игру… Есть такие примеры и за рубежом: Норьега, бен Ладен, Саддам Хусейн.
— Нет ощущения, что террористы в этих оперативных играх переигрывают силовиков?
— Знаете, в чем у нас проблема? Чтобы играть в такие игры серьезно, надо иметь устойчивую, сложившуюся, отлаженную систему. Мы же на переходном этапе. У нас не работает система, где лейтенант с полуслова понимает полковника. В Советском Союзе достаточно было пригласить полковника и сказать: вы знаете, тут Троцкий лишнее позволяет, видимо, пора заканчивать с этим. Офицер понял с полуслова, запустил свою агентуру — и все решилось. Сегодня так не будет. Сегодня ни лейтенант, ни полковник ни с полуслова, ни даже по письменному приказу не может ничего сделать. Нет инициативы, все боятся ответственности.
— Вы считаете нормальным, что в спецслужбах приказы отдаются в виде намеков и исполнителям приходится понимать начальство с полуслова? И кто тогда принимает решения?
— Это законы жанра. Как ставятся задачи? Нейтрализовать боевика. Что можно понимать под нейтрализацией? Привлечение на свою сторону, увод от активной деятельности — это тоже нейтрализация. Предложение какого-то статуса, поста, привлечение к сотрудничеству — и это тоже в известной мере нейтрализация. Что касается нейтрализации в физическом плане, то это сейчас у нас очень слабое место. Я не верю в те информационные сообщения, где говорится: ГРУ нейтрализовало того-то в Катаре. Это в боевой обстановке офицеры могут принять решение уничтожить бандитов.
— А Шамиль Басаев прошел подготовку в ГРУ?
— ГРУ следило за ситуацией в Абхазии в середине 90-х и активно влияло на эту ситуацию. Безусловно, воевавший в Абхазии Басаев попадал в поле зрения спецслужб. Имело место взаимодействие и сотрудничество с ним, оказание помощи. Но я далек от мысли, что он был завербован, как говорится, расписывался в ведомости. 15-Й РЕГИОН