15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
11°
(Облачно)
54 %
1 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Вспомнить всех
21.09.2004
19:25
Вспомнить всех

Российские власти обещают, что расследование теракта в Беслане будет максимально гласным. Однако до сих пор остаются без ответов самые ключевые вопросы. Сколько всего было заложников? Сколько было боевиков? Удалось ли кому-нибудь из них уйти? И наконец, почему террористы отпустили 26 человек только после разговора с Русланом Аушевым? Пока официальное следствие молчит, ответы приходят из совершенно неожиданных источников.

Например, учителя бесланской школы № 1 составили поименный список заложников. Там 1326 фамилий (по официальным данным — более 1156). А британская телерадиокомпания Би-би-си опубликовала в пятницу заявление, подписанное главарем боевиков Шамилем Басаевым. Он берет на себя ответственность за последние теракты и утверждает, что боевиков в школе было 33, а не 32, как считает Генпрокуратура.

Заложников подсчитали учителя
Последний раз об общем числе заложников заявлял генпрокурор Владимир Устинов. По его словам, в плену у террористов находилось «свыше 1156 человек». Свыше, пояснил он, потому, что помимо 242 опознанных и 84 пока не опознанных погибших имеется еще 88 фрагментов человеческих тел. Скольким людям они принадлежат — без генетической экспертизы определить невозможно.
Тем временем неправительственная организация «Кавказский совет по беженцам», работающая под эгидой ООН, опубликовала собственный, неофициальный, список заложников. В нем 1345 человек — то есть на 189 человек больше.
— Список заложников, по сути, составлен учителями школы № 1, — пояснила «Известиям» директор совета Лариса Сотиева, — они отталкивались от списка учеников по классным журналам, потом учителя уточняли: вот этот был, а этого, мол, не помню. Если выяснялось, что ребенок, например, болел, то, конечно, его в список не вносили. То же самое в отношении взрослых. Тут же есть деликатный момент — жертвам теракта будут выплачивать компенсации, и надо, чтобы список был достоверным. Правда, никто из официальных лиц пока за списком не обращался, да и мы сами никому его официально не направляли.
Однако в списке, опубликованном Кавказским советом по беженцам, есть и дублирование. И уже хотя бы по этой причине он не может считаться совершенно достоверным. Дело в том, что родители многих детей в Беслане находятся в разводе, и каждый из родителей считает, что ребенок должен носить его фамилию. Сообщения поступают как от матерей, так и от отцов. Сразу после сведения разрозненных списков воедино очень трудно определить таких детей — дважды внесенных в списки. В материале о пропавших без вести детях «Известия» (в номере за 10 сентября), в частности, опубликовали фото 9-летней девочки Алины. По маме она Токова, по папе — Ногаева. Сама же девочка считала себя Токовой-Ногаевой. Однако в перечне из 1345 человек она значится отдельно под каждой из родительских фамилий — как два человека.
«Известия» связались с учителями, работающими над списком. Они размещаются в небольшом интернет-клубе, хозяин которого предоставил учителям свое помещение и компьютеры.
— В нашем списке уже не 1345, а 1326 человек, — сказала «Известиям» учительница школы № 1 Алена Гиоева. — Его можно будет посмотреть на сайте beslan.ru. Кстати, Алина, о которой вы писали, в нашем списке значится уже как один человек, мы дали ее под двойной фамилией. Из-за таких ситуаций уменьшается общее количество.
Напротив каждой фамилии в списке стоят пометки: погиб, больница, дома, не найден и нет данных. Если первые три пометки понятны, то последняя, «нет данных», вызывает вопрос. Например, Роман Павленко. Кто это? Не прерывая телефонного разговора с «Известиями», Алена Гиоева наводит справки по классным журналам. Оказалось, это ученик 3 «Б». Звонок домой. Мальчик дома, здоров.
На сегодняшний день получается: разница между официальным и неофициальным числом заложников — 170 человек. Если учитывать 88 фрагментов тел, разница составит 82 человека. Где они? Ответа нет.

Террористов подсчитала Би-би-си
Неожиданный ответ на вопрос, сколько было боевиков, дает сайт британской телерадиокомпании Би-би-си. Там опубликовано письмо, подписанное главарем боевиков Шамилем Басаевым. Он берет на себя ответственность за взрывы самолетов, за теракты у «Рижской» и на Каширке и за захват заложников в Беслане. При этом автор послания утверждает, что боевиков, захвативших школу, было 33, а не 32.
В спецслужбах сильно сомневаются, что автор этого письма — Басаев.
— Басаев косноязычен настолько, что не может двух слов связать, — заявил «Известиям» источник в правоохранительных органах, — скорее всего за него его составил кто-то типа Ахмеда Закаева.
Впрочем, даже и сам факт признания ответственности Басаевым сенсацией не стал. Спецслужбы указывали на Басаева как на организатора терактов с самого начала. Причастность Басаева подтверждалась хотя бы тем, что единственный, как утверждают спецслужбы, оставшийся в живых террорист Нурпаша Кулаев входил в число охранников Басаева.
И хотя за взрывы самолетов поначалу ответственность на себя взяла некая египетская организация «Бригады Исламбули», никто серьезно эту информацию не воспринимал. Позже египетская полиция задержала студента, разместившего в интернете сообщение от имени «Бригад Исламбули». Тот заявил, что «пошутил».
Между тем данные письма, опубликованного на сайте Би-би-си, могут представлять интерес для следователей. Из текста следует, что якобы в захвате школы участвовало 33 человека — 12 чеченцев, 2 женщины-чеченки, 9 ингушей, 3 русских, по 2 араба и осетина, 1 татарин, 1 кабардинец и 1 представитель забайкальской народности — гуранов. Если эта информация соответствует действительности, получается, что одному из террористов все же удалось скрыться.
Между тем и заместитель генпрокурора на Северном Кавказе Сергей Фридинский, и сам Владимир Устинов не раз заявляли, что террористов было 32. Из них 30 были убиты в ходе боя, один захвачен живым, еще один растерзан разъяренными жителями Беслана. Из них до последнего времени следствию удалось опознать не многих. Это Владимир Ходов под кличкой Абдулла, который уже давно разыскивался за совершение терактов в Северной Осетии, Ханпаша Кулаев — брат арестованного Нурпаши Кулаева и жители Малгобека Адам Илиев и Магомед Евлоев под кличкой Магас. По некоторым данным, под именем Евлоева скрывался бывший ингушский милиционер Али Тазиев, который считался погибшим с 1998 года.
Командовал террористами человек, которого называли Полковником. В пятницу заместитель генпрокурора Владимир Колесников заявил, что его личность установлена.
— Это Хочубаров Руслан Тагирович, 1972 года рождения, уроженец села Галашки Сунженского района Чечено-Ингушской АССР, — сообщил Колесников. В 1998 году Хочубаров был объявлен в розыск, после того как застрелил двух предпринимателей в Орловской области, с которыми у его приятеля вышел конфликт на денежной почве.
Однако в приписываемом Басаеву письме утверждается, что командовал боевиками некий полковник Орстхоев, о котором никто никогда ранее не упоминал.

Почему боевики разрешили Аушеву забрать детей
Хотя это особо не афишируется, но в ходе расследования теракта в Беслане в том числе прорабатывается связь между ним и налетом боевиков на Назрань 22 июня. Возможно, там отчасти действовали одни и те же люди. Во всяком случае, по сведениям высокопоставленного источника в Генпрокуратуре, о деталях своего посещения бесланской школы (а он был единственным, кто был туда допущен боевиками) был подробно расспрошен бывший президент Ингушетии Руслан Аушев. Следствие интересовало, в частности, и то, отчего это с ним сравнительно легко пошли на контакты те, кто захватил заложников.
Аушева террористы вообще-то не приглашали. Он вызвался сам. «Приглашали» президентов Северной Осетии и Ингушетии Дзасохова и Зязикова. Исход такой «беседы» был известен заранее: обоих бы просто убили. Хотя бы потому, что на того же Зязикова в сущности те же люди уже дважды покушались. По информации из тех же источников, Аушев также заранее знал, кого прежде всего он идет спасать из школы. В некоторых СМИ также уже прошла информация о том, что среди террористов находился его бывший охранник.
Свидетели из числа бывших заложников рассказывают: Аушев разговаривал с боевиками уверенно. Все помнят телекартинку, когда бывший президент Ингушетии сажает в свою машину семью с двумя детьми. Это была для него не совсем посторонняя семья. Отец этих детей, турок по национальности, связан с бывшим президентом Ингушетии со времен зоны экономического благоприятствования, то есть ингушского оффшора. Гражданин Турции, фамилию которого оперативники не раскрывают, занимался при Аушеве строительством объектов на бюджетные средства. Сейчас он занимается строительством в Северной Осетии. В захваченной боевиками школе находилась гражданская жена бизнесмена-строителя — осетинка с двумя детьми. Есть информация, что именно о спасении этой семьи договаривался с боевиками по телефону Хамзат Гуцериев, бывший министр внутренних дел Ингушетии, брат бизнесмена Михаила Гуцериева. Как рассказали в оперативном штабе, за остальных детей Аушев персонально не просил — наиболее слабых боевики выдали сами. Аушев на выходе из школы сказал ныне снятому с должности министру внутренних дел Северной Осетии Казбеку Дзантиеву: «Мне моих отдай, я их увезу, а остальных отправляй куда хочешь».

Зона экономического благоприятствования «Ингушетия» существовала с июля 1994 до конца 1997 года. Руководителем ее был экономический советник президента Аушева, президент банка «БИН» Гуцериев. Оффшорная зона так и называлась «БИН-Ингушетия». После официальной ликвидации зоны она еще долго не переставала функционировать, но была переименована в некий Центр международного бизнеса «Ингушетия», затем Центр развития предпринимательства под руководством Алихана Амирханова. Главной причиной официального закрытия гигантского оффшора стали вскрывшиеся масштабы «увода» денег из-под налогов.

Было также известно, что до недавнего времени (до прихода к власти в Ингушетии Зязикова) боевики из соседней Чечни чувствовали себя на территории Ингушетии довольно неплохо.
«Как вы относитесь к тому, что уничтожили Бараева?» — спросила как-то телеведущая Светлана Сорокина Аушева. Он ответил: «Это ужасно. Как еще можно относиться к убийству человека?» Речь шла о человеке, который, среди прочего, убил сразу 9 милиционеров. Их родственники объявили кровную месть, преследовали его, ранили. Некоторые считают, что ему удалось уйти не без участия кого-то из властных структур. «И даже после убийства наших милиционеров он приезжал домой к Аушеву», — утверждает главный редактор ингушской газеты «Сердало» Хусейн Шадиев. По его словам, все в республике делалось для легализации боевиков. 30 тысяч человек из соседней Чечни прописались в Ингушетии официально. Прошли ли они тщательную проверку? В качестве «благодарности» боевики избегали совершать на территории республики теракты, тем более столь масштабные, как вылазка в Назрани 22 июня. Но так было раньше…
В этом плане по аналогии с тем, как многие сейчас расценивают теракт в Беслане как попытку стравить осетин и ингушей (не зря, видно, Басаев так подробно поименовал национальности напавших на школу бандитов), в Ингушетии многие расценивают налет 22 июня как попытку стравить ингушей и чеченцев. «22-го числа была попытка натравить чеченцев на ингушей и наоборот. На самом деле это все та же группа, которая хочет, чтобы ничего не строилось в республике для народа, хочет — только для себя, — убежден председатель Совета старейшин регионального Управления Федерации казаков по Республике Ингушетия Асхад Барахоев. — Это бывшие руководители и олигархи. Обратно хотят: к деньгам, к власти».
Таким образом, события в Беслане и события в Назрани логичнее всего было бы расследовать так же, как два недавних взрыва в Москве (на автобусной остановке на Каширке и возле станции метро «Рижская») и взрывы на борту двух пассажирских самолетов. То есть вместе. «Известия», фото: Reuter