15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
23°
(Облачно)
83 %
3 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Выживший в аду
26.05.2021
10:31
4 832
Выживший в аду

Леонид Аверьянович Черников покачивался на качелях во дворе собственного дома, спокойно оглядывая плоды своего труда. Уютную виноградную беседку в центре двора, аккуратно покрытого плиткой, стены дома и каждую хозпостройку – все он построил и обустроил сам. Раньше в них содержалось обширное хозяйство, сегодня – только четыре курочки. Больше он, 95-летний ветеран, и его супруга, Мария Власовна, уже содержать не хотят. Силы не те. Однако, как признаётся сам Леонид Аверьянович, их вполне хватит, чтобы прожить ещё 95 лет. Вот только не таких тяжёлых, какие выпали на его долю…

Это сегодня на его столе есть все желаемые яства, это сегодня он спит в тёплой постели, а вокруг семья: дети, внуки, правнуки… А тогда, в далекой молодости: холодный барак, деревянные нары, кусок хлеба один раз в день да мутная баланда, в которой от силы пять зерен перловки. Вокруг умирали здоровые, крепкие мужики. Они ревели, как медведи от голода, а вскоре просто утихали. Он старался не думать о смерти. Просто выживал день за днём, просыпался и засыпал в надежде, что завтра будет свободным, сытым и дома…

Леонид Аверьянович редко кому рассказывал историю своей жизни. Для прессы – никогда. Не все по-доброму относятся к тем, кто был в плену. Поддерживали его во время интервью супруга, внук, внучка и правнук. Они с большим трепетом и уважением слушали дедушку. Может, не первый и не второй раз, но все равно почтительно, не перебивая.

Леонид Аверьянович родился на Дальнем Востоке. Затем семья не раз переезжала, пока не попала в Моздок. Отец Аверьян Петрович был трижды женат. Его сыновьям, Лёне и Вове, пришлось пожить с двумя мачехами. Их мать, Мария Савельевна, рано умерла от туберкулеза, а с ней и новорожденная дочка. Первая мачеха особо пацанов не жаловала. Она строила личную жизнь. А те вечно ходили голодными. Пришлось научиться выживать. Нужда заставила воровать в садах и огородах фрукты, овощи. Долго за ними гонялся один мужик, да только сорванцов так и не поймал. Мачеха родила дочку и умерла. Девочку Валентину выходили. Она стала хорошей сестрой братьям. Правда, сегодня ее уже нет в живых.

Затем Аверьян Петрович женился на немке. В период оккупации она спасла семью от голода.

– Мы жили около Ильинского кладбища, в конце нынешней улицы Садовой. Немцы заходили в каждый дом и забирали все подчистую, – вспоминает Леонид Аверьянович. – Все люди в городе готовились к их приходу, заготавливали зерно, овощи, прятали надежно. Но фашисты рыскали везде. Мачеха стала стыдить их на немецком, и они оставили нам часть продовольствия и кур. Ее они своей не считали, презирали, но всё равно прислушались. Все-таки немка. Мы старались сидеть дома, не выходить на улицу слишком часто, чтобы немцы не заставили нас работать. Но один раз меня поймали. Пришлось чистить их винтовки. Если люди не нарывались – оккупанты не трогали. Один раз при мне расстреляли одного парня, но он что-то у них украл.

Леонид Аверьянович готовился рассказать о самом худшем. Это было непросто. Душили слезы.

– Когда немцы уходили из района, старались забрать с собой как можно больше молодёжи, чтобы те ухаживали за лошадями. Меня тоже забрали. Моя мачеха ушла с ними по доброй воле. Побоялась, что в Союзе ей покоя уже не будет. Брат Владимир был на фронте. Мы потом узнали, что он погиб где-то на Кубани. А нас, несчастных беззащитных мальчишек, посадили на брички и сначала довезли до Кишенёва, потом на грузовой машине отвезли в концлагерь Ламсдорф…

Лагерь в Ламсдорфе был расположен в небольшом местечке, принадлежавшем вначале Германии, а затем Польше, он был одним из крупнейших в Европе лагерей для военнопленных. Существовал с конца XIX столетия. Русскими «первооткрывателями» его стали солдаты Первой мировой войны. В 20-х годах XX века там расположились германские военно-спортивные лагеря. В августе 1939 года, перед нападением на Польшу, был построен лагерь для польских военнопленных. В 1941-м – организован новый лагерь,для советских.

Что такое концлагерь, теперь уже наслышаны, наверное, даже дети. Благо, эти злодеяния фашистов документалисты не раз ославили на весь мир. Леонид Аверьянович выжил каким-то чудом и приобрёл друга, коим оказался военнопленный Кирилл (фамилию его ветеран не помнит). С ним вместе делили хлеб, нары…

– Хлеб нам давали только утром – булку на шесть человек. Мы сами сделали весы из каких-то палочек и верёвочек и делили поровну до грамма!

Однажды по лагерю разнеслась весть, что рядом американские войска. Немцы тут же эвакуировали на поезде всех его узников.

– Нас посадили в товарный поезд. А потом он вдруг остановился. Вокруг было тихо. Мы ждали. Но никаких изменений. Выяснилось, что поезд бросили. Мы пустились врассыпную. Кирилл предложил идти на юг к итальянским партизанам, – продолжал рассказ Леонид Аверьянович. – Шли через лес. Очень хотелось есть. Мы знали, что некоторые немцы живут в лесах в собственных особняках. Их называли «бауэры», то есть фермеры. У них можно было позаимствовать хоть какую-то пищу. На чердаках они часто хранили копчености. И однажды Кирилл сделал ходку в дом такого «бауэра». Принёс палку колбасы и окорок. Он сразу предупредил, что съесть можно только маленький кусочек. Иначе – заворот кишок. Однажды нам удалось даже тайно переночевать на чердаке одного из домов. А потом мы встретили партизанов. Вернее, они нас. Мы шли по полю. Вдруг увидели недалеко мужчину, который что-то чертил палкой на земле. Бежать уже не было смысла: мы были замечены. Он подошёл и объявил, что следит за нами уже два дня. Язык его показался очень похожим на наш. Оказалось – чешский.

Некоторое время Леонид и Кирилл пробыли у партизанов и даже приняли участие в нескольких операциях по отлову врага, в том числе бандеровцев. Всех расстреливали на месте. Однажды задержали немецкий отряд до прихода союзника. Партизаны выдали парням документы, удостоверяющие их причастность к этому народному движению, а советские офицеры обещали наградить за помощь. А потом была отправка на родину, где обоих друзей строго допрашивали спецслужбы. Обвинений никаких не предъявили, но попросили поучаствовать в восстановлении заводов в Краснодарском крае.

Не так скоро, как хотелось бы, Леонид Аверьянович оказался дома. Главное – что был жив. Друга Кирилла потерял. Писал ему, но ответа не получил. А ещё лишился документов о причастности к партизанскому отряду. Их выкрали в поезде по возвращении домой. Запрос в Чехию не делал, просто махнул рукой на обстоятельства.

Работал в военстрое, на Кирзаводе, а потом устроился на газокомпрессорную (ныне Моздокское ЛПУМГ), где около 30 лет трудился на двух должностях: водителя и линейного трубопроводчика. И Леонид Черников справлялся со своими обязанностями на все 100%. Поэтому и получил медаль «За трудовую доблесть». Общий стаж работы у ветерана – 47 лет. Он бы еще поработал, но нужно было уступать дорогу молодым. Каждый год работники Моздокского ЛПУМГ поздравляют ветерана с праздником 9 Мая, навещают, приносят подарки. А он с удовольствием ходит на парад и в парк Победы. Летом – бывает на море, любит делать своё собственное вино. Им он обязательно угощает всех гостей.

От первой супруги у Леонида Черникова родились два сына – Владимир и Анатолий. Сын второй супруги, Геннадий, тоже ему как родной. Вместе с Марией Власовной они прожили 45 лет. У Леонида Аверьяновича есть и внуки, и правнуки, и праправнуки. Судьба воздала ему за страдания, которые выпали на его долю в молодости.

Юлия 15-Юрова