15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-1°
(Ясно)
80 %
3 м/с
$ — 92.0425 руб.
€ — 99.9214 руб.
Загадочная Молоканка
29.01.2024
13:03
8 743
Загадочная Молоканка

Сегодня речь пойдет об одном из самых красивых районов Владикавказа, раскинувшемся по левую сторону Терека. В народе район получил название Молоканской слободки. Здесь селились молокане — представители одного из религиозных течений христианства. Молокане считались духовной сектой, они продолжали употреблять в пост молочные продукты, что не соответствовало традициям Русской православной церкви. Отсюда и говорящее название района.

Во Владикавказе первые молокане появились в середине 1860-х годов, перебравшись из Закавказья, где находились в изгнании. Российские власти переселяли представителей общины подальше от глубинки страны, чтобы молокане не оказывали воздействия на православное население. До сих пор семейные предания жителей Владикавказа хранят память о днях, когда здесь кипела жизнь первых поселенцев и Владикавказ только формировался как город и столица Терской области.

«С детства я знала, что наша семья по материнской линии происходит от молокан. В том районе продолжали жить наши родственники», — рассказывает жительница Владикавказа Юлия Шестерова.

Семью Юлии согнали с насиженных мест в середине XIX века. Им и другим представителям молоканской общины пришлось оставить Воронежскую губернию и уехать за пределы Российской империи. В основном люди уезжали в Грузию, Турцию и Азербайджан. Перед тем как пересечь перевал, по воспоминаниям бабушки Юлии — Варвары Ивановны Романовой, изгнанники сделали остановку на берегу Терека.

«Как гласит наша семейная легенда, был погожий октябрьский день, золотая осень. Эти места настолько понравились переселенцам, что, когда им разрешили вернуться на родину, люди разделились на три части: одни предпочли остаться в местах своей ссылки, другие вернулись в родные места, а третья часть, к которой и относятся мои предки, решили поселиться во Владикавказе», — рассказывает Юлия.

В 1873 году, согласно архивным данным, глава общины подал прошение городскому голове с просьбой включить молокан в состав горожан. Прошение получило положительный ответ, общине разрешили поселиться в городе, но с условием уплаты налогов в городскую казну.

В семье Юлии Шестеровой бережно хранят старинные фотографии и свидетельства давних лет.

«Моя прапрабабушка Февронья Фролова (в архивных документах ее имя Хавронья) и ее родители были в числе первых поселенцев-молокан. В документах указано, что у семьи из имущества имеется лошадь и еще какой-то скарб примерно на тысячу рублей. По воспоминаниям моей бабушки, первый год на новом месте молокане перезимовали чуть ли не в землянках, зато уже ко второй зиме у каждой семьи был дом. Конечно, у некоторых они были саманные, но у кого-то уже и кирпичные — смотря какой достаток был в семье».

Про порядки в молоканской общине Юлии часто рассказывала ее бабушка Варвара Ивановна. По ее словам, в основном община состояла из ремесленников: был свой бондарь, белошвейки, повитуха, кузнец, мельник, сапожник и другие. Знание ремесел передавалось из поколения в поколение, и всегда с прицелом на будущее. К примеру, если общине нужны были кузнецы, на обучение к мастеру отправляли нескольких подростков, чтобы они овладели всеми тонкостям кузнечного дела. Таким образом община заботилась о том, чтобы жизнь молокан не зависела от внешних специалистов и они сами могли обеспечить себе все необходимое. Женщины в общине занимались в основном шитьем, ну и конечно, домашним хозяйством.

«Мой прадедушка был каретных дел мастером. При доме у него была своя мастерская. В Обществе взаимного кредита (там сейчас располагается Совет ветеранов на улице Горького) он взял ссуду, закупил необходимые материалы и делал на заказ фаэтоны, брички, повозки. По работе часто ездил в Грузию, ну и конечно, чтобы навестить родственников-молокан, которые не стали переезжать во Владикавказ. Прадед мечтал о большой семье, так как сам вырос без отца, его не стало, когда прадед был еще ребенком. Прабабушка исполнила мечту своего супруга — в их семье родилось пятеро детей. И большая удача, что все они выжили, так как семья пережила Первую мировую войну, революцию, Гражданскую войну и голод. Времена были тяжелые, но справились. Все дети получили образование, один из них даже стал полковником ракетных войск», — рассказывает Юлия Шестерова.

Держали молокане и подсобное хозяйство: домашний скот, небольшие огороды. По рассказам Варвары Ивановны, для стирки использовали большие котлы, во дворах разжигали костры и кипятили в них белье. Некоторые продукты продавали — к примеру, молоко, мед, овощи и фрукты с огородов. Муку мололи на местной мельнице. Сохранился в семье Юлии и рецепт молоканской лапши: в муку нужно добавить одно яйцо и полскорлупки воды, получалось очень крутое тесто, из которого катали тончайшую лапшу.

В общине было принято помогать друг другу, поэтому если случалось какое-то горе или радостное событие, на помощь человеку приходили все представители общины. При этом здесь было разрешено жениться и выходить замуж только за единоверцев. Присматривали невест либо в своей общине, либо в соседних: представители молокан жили и в Краснодарском крае, и в Чечне, и в Грузии.

Молокане не признавали храмы и церкви, считая, что для молитв не нужны особые здания, отрицали они и кресты с иконами.

«Бог живет в доме, где чисто, — часто повторяла моя бабушка, поэтому чистоте всегда уделялось много внимания. Этому правилу она следовала всю свою жизнь. А прожила она чуть более ста лет, родилась в 1914 году, ушла из жизни в 2015-м, оставив после себя много воспоминаний», — рассказывает Юлия.

До недавних пор Молоканка хранила многое из своего первоначального облика. К примеру, улицу Зангиева (бывшая Казбекская) полностью заасфальтировали только в 90-х годах, и даже в 90-е здесь еще можно было увидеть большое стадо коров, которых гнали на выпас. Многие жители продолжали держать домашнюю птицу и небольшие огороды. Вдоль Терека громоздились маленькие домики, вокруг которых росли фруктовые деревья — вишни, яблони, сливы и абрикосы. До того как появилась набережная, на крутых склонах Терека была стихийная свалка (так же было и у молокан, они сливали отходы с «кручи» — высокого берега Терека). До сих пор существует небольшой базарчик (за ЦУМом), где представители общины продавали и покупали продукты, сейчас там есть несколько продуктовых рядов, остальное отведено под строительно-отделочные материалы.

Конечно, с момента своего основания район заметно изменился, оброс многоэтажками, украсился набережной и местами для отдыха. Молоканка до сих пор хранит свою особую атмосферу, сохраняя спокойный уклад жизни — без лишнего шума и спешки, словно время замедляет здесь свой бег. А благодаря географическому положению слободки, которое первыми оценили представители молоканской общины, район до сих пор считается одним из самых лучших во Владикавказе, бережно храня память о первых поселенцах в своем названии.

Елена 15-Смирнова