15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Ясно)
72 %
0.54 м/с
Игорь Зазроев: «В 1969 году у нас подобралась сплоченная команда»
01.04.2019
13:00
2 619
Игорь Зазроев: «В 1969 году у нас подобралась сплоченная команда»

«15-й Регион» продолжает серию материалов, посвященных одному из самых значимых событий в истории осетинского футбола – выходу орджоникидзевского «Спартака» в высшую союзную лигу.

Большую роль в этом грандиозном успехе сыграли представители футбольной династии Зазроевых – отец Андрей Иванович, возглавлявший команду, и сын Игорь, игравший в том «золотом» составе спартаковцев.

Для того, чтобы освежить воспоминания того периода, мы пообщались с Игорем Андреевичем Зазроевым, возглавляющим в настоящее время федерацию футбола Северной Осетии.

— Игорь Андреевич, расскажите о радостных событиях 50-летней давности…

— 6 ноября 2019 года исполнится ровно пятьдесят лет с того момента, как мы выиграли последнюю игру с литовским «Жальгирисом» и вышли в высшую лигу. Осетия осталась единственной в советской истории автономной республикой, пробившейся в высшую лигу чемпионата СССР. Это был великий праздник осетинского народа, а нас здесь встречали как героев. Помню, мы прилетели 7 ноября часов в восемь вечера в дождливую, промозглую погоду, и на площади нас уже ждало много людей. Конечно, после перелета были уставшие, но пришлось выйти на трибуну, где нас встретил первый секретарь Северо-Осетинского обкома КПСС Билар Емазаевич Кабалоев. Наш успех был подобен чуду, ведь когда мы ехали на финальную пульку, никто не верил в победу «Спартака».

— Давайте вспомним, с чего начинался ваш путь в большой футбол. Вы родились и провели детство в Грузии…

— Да, я жил в Тбилиси, в живописном и неповторимом районе с говорящим названием «Нахаловка». Недалеко от меня находился стадион «Динамо», рядом с которым была знаменитая футбольная 35-я школа, куда я по совету отца записался в 1960 году. Тренироваться начал у Бориса Челидзе, у которого также занимался знаменитый футболист Давид Кипиани. Из той школы вышли многие поколения игроков тбилисского «Динамо». Кстати, до футбола три года занимался плаванием, даже заработал какой-то юношеский разряд. В 1966 году закончил общеобразовательную, а также и футбольную школу.

— А затем Андрей Иванович Зазроев позвал вас в «Спартак» (Орджоникидзе)…

— В 1967 году его пригласили в Осетию, и он взял меня с собой. Особо не раздумывал и не жалею, что сделал такой шаг, хотя в 1971 году меня приглашало «Динамо» (Тбилиси). Позвонили домой и назначили встречу у председателя спорткомитета Грузии Сихарулидзе. Отец тогда работал в Тбилиси и по телефону подтвердил о заинтересованности динамовцев. Тогда я пришел к председателю общества «Спартак» Савкудзу Дзарасову и рассказал об этом факте. После этого он позвонил Билару Кабалоеву, и мы с Дзарасовым поехали в обком партии. Билар Емазаевич уговорил меня не переходить в «Динамо», предложив 21-ю «Волгу». Конечно, я перезвонил в Тбилиси, извинился и сказал, что остаюсь в «Спартаке». Мне выдали машину, за которую я заплатил 4 тысячи рублей и проездил на ней 27 лет. А еще московский «Локомотив» три года звал к себе, даже квартиру двухкомнатную в Москве показывали, но я не решился на переход.

— Каково это было – играть под руководством отца? Каким он был человеком?

— Он был ко мне довольно строг, никогда меня не хвалил, как бы хорошо я не сыграл. Однако, по натуре отец был добрым, интеллигентным человеком, очень хорошо относился к футболистам. От него никогда нельзя было услышать матерных слов, но он любил справедливость и иногда конфликтовал с клубным руководством, отстаивая свою точку зрения. Мог играть на любом музыкальном инструменте – фортепиано, гитаре, пел и даже устраивал музыкальные вечера с участием футболистов и их жен. В Киеве у нас дома часто бывал знаменитый советский киноактер, исполнитель песен Марк Бернес. Он был близким другом отца.
В очень хороших отношениях он был также с первым секретарем ЦК компартии Украины Владимиром Щербицким. С ним связан один любопытный эпизод, произошедший в 1954 году, когда намечалось празднование 300-летия воссоединения Украины с Россией. Щербицкий приехал тогда на базу киевского «Динамо» и спросил у Андрея Ивановича, что тот подарит Украине на юбилейную дату. Тогда отец сказал ему: «Кубок Советского Союза». Ребята-футболисты говорили: «Андрей, ты что, с ума сошел, какой кубок, ты посмотри на соперников по сетке – московский «Спартак», ЦСКА. Их еще ведь пройти надо». Однако, в итоге киевляне выиграли в том году Кубок СССР, а Андрей Иванович сдержал обещание, данное Щербицкому. Отец был человеком широкой эрудиции, много читал, имел огромную домашнюю библиотеку, а кроссворды щелкал как семечки.

— Я нашел любопытную информацию, что когда-то Андрей Иванович играл в «Динамо» (Тбилиси) под фамилией Зазрошвили.

— Да, так и было на самом деле. В 1948-1951 годах, когда отец играл в Грузии, то на стадионе его всегда объявляли на грузинский манер — Андро Зазрошвили, но паспорт, к моему удивлению, отец не менял. А когда уехал в Киев, то снова стал Зазроевым.

— А почему Андрей Иванович дебютировал как футболист в команде «Крылья Советов» из Молотова (нынешняя Пермь)?

— Во время Великой Отечественной войны отец, будучи подростком, работал в тылу в Перми механиком по обслуживанию самолетов на авиационном заводе. Одновременно там же играл в футбол, а когда закончилась война, то дебютировал за местную футбольную команду. Потом из Перми уже перешел в тбилисское «Динамо».

— Лучшим периодом в игровой карьере Андрея Ивановича, наверняка, можно считать время в киевском «Динамо» с 1952 по 1955 годы…

— Конечно, ведь в первом же сезоне 1952 года отец в составе киевлян стал с 11 голами в 12 матчах лучшим бомбардиром чемпионата СССР. В сезоне 1954 года «Динамо» (Киев) впервые в истории завоевало Кубок СССР, а отец к тому же был капитаном команды и позднее получил звание «Заслуженный мастер спорта». Вдобавок, его избрали и депутатом городского Совета Украины, что многие местные футболисты воспринимали с улыбкой… Однако, уже в 1955 году он поругался с главным тренером киевлян Ошенковым, сказал, что не будет играть под его руководством и вернулся в «Динамо» (Тбилиси), где и закончил игровую карьеру из-за травм и перенесенных операций после сезона 1957 года.

— Главным клубом в тренерской карьере Андрея Зазроева был «Спартак» (Орджоникидзе), где он трижды вставал у руля команды.

— Когда отец завершил игровую карьеру, то начал тренировать в Грузии – «Буревестник», «Алазани» (Гурджаани), «Динамо» (Тбилиси), душанбинский «Энергетик». Ну а затем в 1967 году приехал в Орджоникидзе, чтобы возглавить спартаковцев. Уже в следующем году нам удалось занять второе место во второй группе класса «А». Тогда у нас подобралась дружная, очень сплоченная команда, в которой играли, в основном, местные воспитанники. Тогда мы жили на футбольной базе на Сапицкой будке. Там закрывалась только общая входная дверь, а комнаты все были открыты, даже ключей от дверей не было. Деньги, вещи лежали на виду, и никто даже гвоздя не взял у кого-то, потому что такая была дружеская атмосфера, хотя условия проживания были плохие.

Уже тогда мы почувствовали уверенность в своих силах, вкус побед, да и возраст футболистов был самый подходящий – от 20 до 27-28 лет. Вот этот сплав и дал победный результат в 1969 году под руководством отца. Мы тогда три года никому не проигрывали, команда была на ходу, а полные трибуны стадиона гнали нас вперед.

— Давайте еще раз вспомним те «золотые» моменты, а именно, финальную «пульку» в Симферополе за выход в высшую лигу…

— Первая игра была со СКА (Хабаровск), в которой у нас немногое получалось. Тогда переволновались, наверное, и проиграли 0:1 после гола с пенальти. Конечно, на вторую игру мы сильно настроились, к тому же нам противостоял «Днепр» со знаменитым главным тренером Валерием Лобановским. В итоге, «Спартак» победил украинцев со счетом 3:1. Заключительная игра с литовским «Жальгирисом» стала настоящей битвой, тем более мы играли уставшими, на пределе сил. А у нас была общая раздевалка с хабаровчанами, у которых последняя игра была с «Днепром». Так мы попросили перед матчем игроков СКА: «Ну постарайтесь, ребята, упритесь». И Хабаровск сыграл вничью 0:0 с командой из Днепропетровска, а «Спартак» победил «Жальгирис» 1:0 благодаря «золотому» голу Гарника Тарасяна и вышел в высшую лигу.

Лидером команды был Нодар Папелишвили, он играл прилично, забивной нападающий. Игорь Бичикоев – очень стабильный и надежный футболист. Да можно многих игроков отметить из того состава. А дальше состоялось триумфальное возвращение домой, о котором я уже рассказывал. Кстати говоря, за это достижение отцу присвоили звание «Заслуженный тренер РСФСР».

— А как вас поощрили ввиду грандиозного успеха «Спартака»?

-Нам председатель Облсовпрофа Хозиев сделал оклады по 160 рублей. Затем Фиагдонский рудник подарил в конвертах по 50 рублей и шахтерские каски с фонарем, на которых были написаны наши фамилии (смеется). Плюс еще поощрили нас радиоприемниками «Спидола».

— Чем запомнился Вам сезон 1970 года в высшей лиге?

— К сожалению, получилась смазанной предсезонная подготовка ввиду болезни отца, пропустившего полтора месяца сборов. Также считаю, что надо было привести в команду одного-двух опытных игроков, а отец сказал, что будут играть те, кто выиграл чемпионат. Запомнилась первая победа в высшей лиге над «Шахтером» в Донецке. Мы тогда их выиграли с крупным счетом 4:1, просто «раскатали» соперника и уходили под аплодисменты публики. Еще ходят легенды о голе Игоря Дзагоева. Тогда мы играли в Москве с «Торпедо», и судья назначил штрафной недалеко от центрального круга. Дзагоев установил мяч, а защитники москвичей спрашивают у вратаря сборной СССР Виктора Банникова: «Витя, «стенку» надо ставить?». Тот сказал, что не надо. И тогда Игорь разбежался и как дал метров с 40 прямо в «девятку», а мы победили торпедовцев – 2:1. Естественно, помнится домашняя победа над динамовцами Киева, половина состава у которых играла в сборной СССР. Смогли на своем стадионе сыграть вничью с московским «Спартаком», после чего Никита Симонян предлагал поехать к ним в Москву.

— В 1974 году вы ушли из «Спартака», а в 1977 вернулись обратно в Орджоникидзе…

— Тогда, в 77-м у спартаковцев дела шли неважно, и мне позвонил Савкудз Дзарасов и сказал, чтобы я возвращался в «Спартак». Отыграл четыре сезона здесь и закончил игровую карьеру в 1981 году в возрасте 34 лет из-за старых болячек (ахилл, боковые связки колена). Кстати, тогда же в 81-м в Орджоникидзе завершил тренерскую карьеру и отец. После этого я поехал учиться в Высшую школу тренеров, а затем с 1983 года уже работал тренером в нашем «Спартаке». Позже тренировал «Уралан», анапский «Спартак», пятигорский «Машук-КМВ». Одно время успешно работал с дублем «Алании», а также тренером-селекционером. В настоящее время возглавляю федерацию футбола республики.

— Давайте вернемся к тому «золотому» времени. Как к вам относились болельщики, что было после матчей?

— Тогда, после игр люди заходили к нам домой, стояли в подъездах, на улице. Болельщики хотели просто поговорить с нами, поддержать в случае неудачи без всякой критики и ругани. Люди были добрее в то время. Помню такой случай. Тогда я как раз «Волгу» получил, и вот ехал на ней вниз по Церетели в сторону Обкома. Там же одностороннее движение и вниз нельзя было двигаться. Спокойно еду, а там, на углу стоял милиционер-гаишник. Он меня останавливает и представляется: «Старший лейтенант Габараев», а я ему говорю: «Капитан «Спартака» Зазроев». Милиционер сказал: «Садись, езжай» и отпустил. Вообще, стараюсь ездить аккуратно, никогда не нарушаю.

Вот еще вспомнился эпизод. Поехали мы с Бази Кулаевым, работавшим тогда директором стадиона, в Пятигорск за футболистом Пилипко, игравшим в местном «Машуке». Поговорили с ним, но игрок не захотел ехать в «Спартак». Мы уезжаем со стадиона, а там был крутой подъем, и при выезде на дорогу надо было смотреть в обе стороны. Я посмотрел в свою сторону, а справа сидел Бази с внушительными габаритами. Говорю ему: «Есть там машины?». Он отвечает: «Езжай». Только выехал на трассу, как услышал громкий скрип тормозов – в меня чуть не врезалась милицейская машина. Они вскочили сразу, забрали права и сказали приходить в какой-то отдел милиции Пятигорска. Что делать, как действовать, решили ехать домой. Здесь стал кататься без прав, меня все знают, не останавливают. Так прошел месяц, другой, третий, потом думаю, надо как-то возвращать права. Мы играем дома с Ашхабадом, выигрываем 3:0, я забиваю два мяча. На второй день иду в ГАИ к начальнику Мурату Черджиеву, говорю о своей проблеме с правами. А он был страстным болельщиком, позвонил куда-то, и старший лейтенант приносит мои документы. Там написано, что я создал аварийную ситуацию и необходимо лишить прав на шесть месяцев. Начальник ГАИ пишет на обратной стороне документа – «За два забитых мяча и хорошо проведенную игру выдать права» и говорит своему подчиненному, чтобы мне вернули права, а эту резолюцию отослали им в Пятигорск.

Вячеслав 15-Степанов