15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
16°
(Облачно)
82 %
3 м/с
$ — 93.4409 руб.
€ — 99.5797 руб.
«Если мое искусство принесет духовное удовольствие зрителям, мне достаточно» — Валерий Суанов
31.03.2024
16:50
1 805
«Если мое искусство принесет духовное удовольствие зрителям, мне достаточно» — Валерий Суанов

Его постановки собирают полные залы, зрители, особенно молодежь, приходят по несколько раз в Театр оперы и балета. Рассказать целую историю, затрагивающую до глубины сердца, одной лишь пластикой тела и движением — кропотливый и трудоемкий процесс в балетной хореографии. С поставленными задачами на протяжении ряда лет успешно справляется режиссер, хореограф-постановщик, главный балетмейстер филиала Мариинского театра в Северной Осетии — Валерий Суанов.

О том, как раскрыть человека и помочь ему выразить себя и свою душу в танце, как подтолкнуть людей думать о хореографическом искусстве, насколько актуально интерпретировать современную хореографию в балете — в интервью «15-го Региона».

— Что для вас балет?

 — Наверное, можно много философствовать по этому поводу, я очень долго пытался сам себе ответить на этот вопрос и нашел ответ: балет — это поэзия в пластике. Мне кажется, эта фраза в полном объеме отражает именно то, что я чувствую, когда занимаюсь любимым искусством.

— В чем секрет популярности ваших театральных постановок?

 — Ребята почувствовали вкус того, что приносит им удовольствие. Этот этап сопровождался всем сразу: тяжелым трудом, ленью, страхами, желанием бросить, счастьем, верой. Все это создавало цепи, которые приковывают к скале под названием искусство. Они делают то, что им нравится, и делают это с огромной самоотдачей. И, наверное, обрамляю все это я, а у меня нет выбора, я просто-напросто больше ничего не умею и не хочу. Танец — внутренняя потребность, необходимость, я не знаю, как можно без танца, это моя любовь, страсть, враг, друг и то, что никогда не предаст. Танец — моя миссия. Мне кажется, в этом и есть секрет популярности.

— Завлечь молодежь в театры — задача не из простых, и вы с ней успешно справляетесь. Насколько это значимо для вас?

 — Этому факту я рад больше всего. Потому что действительно — завлечь молодежь и, как бы грубо не звучало, заставить смотреть классическое искусство — дорогого стоит. Мы видим своей задачей увлечь молодежь музыкальным театром, сломать стереотип о том, что балет — это чрезмерно сложно, дать возможность взглянуть на театральный процесс с новой, менее «академичной» стороны. Нужно ставить спектакли, которые непременно заинтересуют молодежную аудиторию. Мы очень долго работали над этим — начиная от выбора материала, который планировали ставить. Нам невероятно повезло, что наш труд нашел отклик в сердце молодого зрителя.

— Что необходимо для создания балета? Как проходит процесс создания балетной программы? Сколько времени это занимает?

 — Когда танец превращается в музыкально-сценическое представление, начинается балет. Эта высшая ступень хореографического творчества искусно переплетает в себе живопись, музыку, хореографию, превращаясь в слаженный спектакль. Создание балета — трудоемкий процесс: в него включены балетмейстер и композитор, драматург и художник.

Первоначально рождается идея и концепция, читается произведение, потом идет адаптация произведения под балетный текст, затем добавляешь свою изюминку и пишешь либретто. Далее начинается поиск музыки и идет процесс создания образов. Это если вкратце. Но на деле это очень большой и кропотливый труд — заставить людей разговаривать телом. В один момент ты приходишь в зал, включаешь музыку, к тебе приходит огромный поток информации, и ты начинаешь творить… Но случаются дни, когда ты понимаешь, что сегодня ни один такт музыкального материала не поставишь, и это на самом деле бывает страшно.

Сложная задача — сделать искусство понятным, не абстрактной философией хореографа, а внятным текстом. Нас учили, что произведение всегда должно быть актуальным. Судя по переполненным залам, нам, наверное, это удалось — то есть выбрать драматургическое творение, реализовать его и сделать более востребованным для всех возрастных категорий граждан.

— Балет — более традиционное понятие для многих. Насколько актуально интерпретировать современную хореографию в балетной постановке?

 — То, что мы делаем сегодня, — это переходный этап к классическому балету. Нельзя собрать в «небалетной» республике труппу и начать ставить классические постановки — «Лебединое озеро», «Спартак», «Жизель». Первоначально мы должны «заставить» зрителя полюбить этот вид искусства, сделать его элитарным, коим он и является. Балет должен пользоваться огромным спросом в нашем регионе. Затем нужно создать школу и все необходимые условия для того, чтобы родители захотели отдать своих детей в это невероятно сложное искусство, и только затем, по прошествии немалого времени, появится классический балет. Наши спектакли — это больше современная хореография. Неоклассическая, если можно так сказать, модерновая. И это всего лишь промежуточный этап, чтобы мы доросли до классических спектаклей, что мы и делаем.

— Вы говорите о балетной школе, на какой стадии сегодня этот процесс?

 — В настоящее время вопрос находится на уровне обсуждений. Школа, построенная по стандартам (сцена, зал и др.), требует огромных финансовых затрат. Если мы хотим стать сильнейшей школой классического российского балета, то и равняться нужно на лучших, например на Академию Русского балета имени Вагановой или Московскую академию хореографии. Нельзя создать что-то «немножко балетное». Необходимо сделать все на высшем уровне: возвести лучшие школы, привлечь лучших профессиональных педагогов. И результат не заставит себя ждать, будет активный рост, ведь у нас очень талантливая молодежь.

— Есть проблема с кадрами в театре, если есть, как она решается?

 — Кадровый «голод» существует, и мне кажется, что эта проблема не обошла даже Мариинский и Большой театры. Наша труппа небольшая, всего 25 человек, и у них очень напряженный график работы, а дублеров практически нет. Для разрешения данного проблемного вопроса мы плодотворно сотрудничаем с Республиканским колледжем культуры и периодически, когда нам нужны артисты, обращаемся к ним. Но в перспективе планирую дополнить балетную труппу артистами из соседних регионов.

— Расскажите о гастрольной деятельности балетной труппы и планах в новом сезоне.

 — Валерий Абисалович Гергиев предоставил потрясающую возможность выступить в Санкт-Петербурге, и мы ежегодно демонстрируем свои спектакли на сцене Мариинского театра. В этом году планируем показывать балет «Фатима» по мотивам одноименной поэмы Коста Хетагурова.

Впервые балетная труппа филиала Мариинского театра посетила Южную Осетию с гастролями, и это стало резонансным событием в культурной жизни республики. Исполнительское мастерство наших артистов не только не оставило зрителя равнодушным к происходящему на сцене, но и покорило сердца жителей и гостей Цхинвала.

В планах — расширить географию гастрольной деятельности и организовать большой тур по городам Северного Кавказа.

— Как осуществляется взаимодействие Мариинского театра с филиалами?

 — Это совместная, тщательно координируемая деятельность, и очень важно сочетание возможностей питерской, приморской и владикавказской трупп по обмену опытом. Например, недавно мы стали свидетелями реализации уникального по масштабу охвата и интенсивности содержания проекта — «Театральные уроки в Мариинском». Это серия интерактивных концертов, представляющих лучшие образцы традиционных искусств музыкального театра: разнообразные виды балетных вариаций и оперных арий, дуэты, групповые танцы и массовые сцены, симфонические и камерные инструментальные произведения.

У нас в репертуаре появился спектакль «Солярис», который поставил очень креативный, яркий, самобытный Юрий Смекалов, обладатель Российской национальной театральной премии «Золотая маска» и высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит», солист балетной труппы Мариинского театра. Он оживил на сцене связь знаменитого фантастического романа Станислава Лема «Солярис» с осетинским нартским эпосом в привязке с вечным поиском зарождения всего и пути к высшему разуму. Артисты труппы его очень полюбили, и мы планируем продолжить с ним дальнейшее сотрудничество.

В сентябре 2023 года впервые на сцене Театра оперы и балета филиала Мариинского театра в РСО-Алания состоялись выступления балетной труппы Приморской сцены Мариинского театра — одного из самых современных театров в России и Азиатско-Тихоокеанском регионе. Представленные спектакли были в оригинальной версии заслуженного деятеля искусств РФ, художественного руководителя балетной труппы Приморской сцены Эльдара Алиева. И у меня есть огромное желание поработать с ним здесь, во Владикавказе, а также вывезти наши спектакли к ним во Владивосток.

Как мне кажется, маэстро Гергиев создает большую творческую семью и единое культурное пространство Мариинского театра. Сейчас, к слову, строится филиал в Кемерово. Так что в скором времени мы станем очевидцами расцвета большой театральной империи в нашей стране.

— Одной из самых ожидаемых премьер прошлого года стала постановка национального балета «Фатима». Что нового ждать зрителю в этом году?

 — Музыка в балете играет одну из важнейших ролей, она вдохновляет, создает атмосферу, раскрывает образы героев, и поэтому хочется оживить репертуарные спектакли под аккомпанемент симфонического оркестра, а не только под фонограмму.

Также в планах — обновить декорации и сценические костюмы в спектакле «Портрет Дориана Грея». Это мой первый масштабный проект, и он должен зазвучать «по-мариински».

Несколько творческих проектов и интересных задумок находятся в разработке, и пока о них говорить рано, но очень надеюсь не разочаровать любимого зрителя.

Кто занимается созданием ваших театральных костюмов, всегда ярких, запоминающихся, привлекающих внимание зрителей? Как выстроена данная работа?

 — Мы имеем замечательную возможность создавать сценические образы на базе Мариинских художественно-производственных мастерских, в том числе во Владикавказе. Я был в полном изумлении, когда впервые познакомился с безграничными возможностями одного из важнейших цехов театра по подготовке выпуска премьерных спектаклей. Могу сказать, что создание костюма — это невероятно сложный процесс, например, на обувь для «Парфюмера» ушло около 70 образцов кожи разных оттенков и разных комбинаций в одной изготовленной паре.

— Сколько времени уходит на изготовление сценического костюма с учетом всех деталей?

 — По-разному, в зависимости от масштаба проекта. Это может быть и 5 костюмов на один спектакль, а может и 450, и 600 костюмов. У нас есть прецеденты, когда спектакли обшивались за пару недель, наши мастерицы работали почти круглосуточно, чтобы успеть к определенному сроку.

— Все ваши артисты уникальны, и, естественно, к каждому нужен индивидуальный подход. Как у вас выстроена психологическая работа?

 — Половина труппы — мои бывшие студенты, яркие, сильные и талантливые. В этом, наверное, и есть секрет нашего успеха. Они играют очень искренне, и зритель верит им, поэтому к нам приходят на один спектакль по несколько раз.

Но, несмотря на наше тесное взаимодействие, у меня действительно индивидуальный подход и работаю я с каждым артистом по-разному. Надеюсь, мне удается уделить необходимое внимание каждому из них.

— О стереотипе, что танцы — не для мужчин…

 — Мне кажется, что это мнение транслируют люди, которые никогда не ходили на балет или в театр. Танец прививает культуру отношения к собственному телу, да и вообще, ко всему прекрасному.

В силу менталитета балетное искусство не пользовалось популярностью среди юношей. Мариинский театр открыл для артистов много возможностей для самореализации и большие бонусы, подкрепленные достойной оплатой труда, в плане узнаваемости, востребованности и прочего. В настоящее время ситуация меняется в корне, и я думаю, что танцевать в балетных спектаклях и представлять Мариинский театр стало престижно. Следует отметить и достижения великих танцоров, наших земляков: Светланы Адырхаевой и Махара Вазиева.

— Артисты балета — творческие, тонкие натуры. Как справляетесь с эмоциональным выгоранием?

 — Говорят, в мир балета попасть непросто и еще труднее там продержаться. Артисты балета — это особая каста людей, восприятие которых выше, чем у других. У них свободного времени почти нет. Я своих артистов очень тонко чувствую, знаю, когда им стоит отдохнуть, а когда нужно дать новую идею для вдохновения, и, думается, пока что мне удается избежать «выгорания».

У нас очень молодая труппа, все ребята молодые, активные и одаренные, готовые к большим свершениям, и это их мотивирует и придает сил.

У меня тоже бывают моменты сильной усталости, но новые проекты, новая музыка, новые идеи… Все это обнуляет негативное и сложное настроение, получаешь новый заряд энергии, новую пищу для размышлений и снова окунаешься в работу.

— Расскажите о ваших увлечениях вне трудовой деятельности.

 — Возможно, грустно прозвучит, но у меня нет других увлечений. Я порядка 12 часов нахожусь на работе, изредка встречаюсь с друзьями. Стараюсь выделить полтора-два часа на фитнес в тренажерном зале, справиться с нагрузками мне помогает функциональный тренинг и своевременный отдых.

Я люблю свою работу, люблю театр, могу просто посреди ночи заехать, чувствуя потребность посидеть в зрительном зале, походить по сцене. Возможно, это покажется странным для ваших читателей, но даже с семьей мне удается быть нечасто.

Балет я считаю своим ремеслом и делом, всегда в поиске новых интересных путей развития труппы. Мне нравится то, чем я занимаюсь, и с момента, как я пришел, и до сегодняшнего дня труппа сделала колоссальный рывок. Это объективно. Конечно, мы работаем с утра до ночи. Но самое главное — у нас, на мой взгляд, изменилось отношение к работе.

— Думали ли вы о том, чтобы вернуться на сцену?

 — Артисты труппы порой подстрекают меня выйти на сцену, зная мою страстную и амбициозную натуру, но свою долю славы я получил и это мне очень нравилось. К сожалению, в республике я практически не танцевал. С большим удовольствием отработал свой последний контракт в Европе.

Сейчас очень комфортно чувствую себя за режиссерским пультом. Это невероятное волнение и азарт. Скажу честно: когда был исполнителем, этот градус был чуть ниже.

— Как вы справляетесь с волнением перед премьерой?

 — У меня бывает покерфейс, я должен вселять в своих артистов уверенность, хотя они знают, что они самые-самые яркие и лучшие. Они сами даже не представляют, какая работа была проделана с ними, в том числе и психологическая, стараюсь быть тонким манипулятором. Как только спектакль открывается — ты уже вовлечен, сосредоточен, понимаешь, что все очень тщательно отрепетировано, и тогда беспокойство чуть спадает. А волнение погасить могу только словом «Начали».

У нас тёплый и дружный коллектив единомышленников. И я невероятно горжусь тем, что нам удалось создать за короткое время в республике.

— Что вас мотивирует?

— Недавно мы с другом рассуждали и дискутировали по этому поводу. И он мне сказал, что рано или поздно мы уйдем из этого мира и попадем к нашим предкам, которые сейчас на нас смотрят, и важно, чтобы они охотно впустили нас в свой круг и сказали, что прожили мы эту жизнь очень достойно. И я понял, что это тоже стало для меня своего рода мотивацией.

Мне очень важно оставить хороший творческий след на много лет для будущих поколений, представителей моей фамилии, для моего маленького, но уникального народа, если мыслить глобально. Хочу, чтобы мое имя еще долгое время помогало моим детям и внукам.

Много намеченных целей и планов, хочу направить все силы и свою жизнь на созидание, и создание чего-то очень хорошего, масштабного и яркого. Наверное, какие-то простые, но очень важные вещи.

— Какая у вас была мечта в детстве? Кем вы себя видели, будучи ребенком?

 — Учился я неплохо, хотел стать юристом, даже сегодня живу с каким-то обостренным чувством справедливости. Но моя мама подсказала мне другой путь, она видела меня в творчестве, и это было очень правильное решение. На мой взгляд, у меня лучшая профессия и работа в мире, которые я мог бы для себя представить. Если мое искусство будет востребовано в нашей республике и будет приносить духовное наполнение и удовлетворение нашему зрителю, то мне этого вполне достаточно.

Я мог уехать в любую страну, перебраться в Москву, в Санкт-Петербург, но желание делать что-то грандиозное на родине гораздо больше. Я счастливый человек, у меня крутая работа, на которую хожу с огромным удовольствием, востребованный сегодня специалист и невероятно горжусь этим.

— Ваш любимый спектакль?

 — Трудный вопрос. Моих постановок в театре очень мало, но не могу выделить какую-то одну. Я не могу их разделить, сказать, что вот этот проект ярче, этот лучше. Люблю «Дориана», потому что он был первый, «Парфюмер» — это зрелая, классная работа, а «Фатима» — очень сложная постановка. Я всегда говорю, что самое главное в спектакле — это музыка. И вот эта волшебная, космическая музыка Жанны Плиевой, наверное, выводит «Фатиму» на какой-то другой уровень. «Парфюмер» собрал 25 аншлагов подряд, и думаю, что это не предел. Помню, собрали 8 залов подряд, Для маленькой республики это очень крутой показатель. А сейчас 25 аншлагов нас даже уже не удивляют, и мы каждый раз собираем овации, чему очень рады.

Мы согреты невероятным количеством тепла нашего зрителя, и это самая сильная мотивация.

Беседовала Алина 15-Баззаева