15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
15°
(Ясно)
51 %
2 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Бесланский террорист Нурпаши Кулаев не признал себя виновным
20.05.2005
13:41
Бесланский террорист Нурпаши Кулаев не признал себя виновным

В четверг Верховный суд Северной Осетии продолжил слушания по делу единственного выжившего бесланского террориста Нурпаши Кулаева, которого обвиняют по восьми тяжким и особо тяжким статьям. Второе заседание было очень тяжелым для судебных работников.

Как и предыдущее, сегодняшнее заседание началось с запозданием. Только в 11.00 бесланские женщины начали заходить в зал заседания. Во Владикавказ они приехали на большом автобусе, организованном районными властями. У каждой женщины в руках были портреты родных. Создавалось тягостное ощущение, что с этими фотографиями они не расстаются ни на минуту. В руках одной из женщин был разворот из газеты «Собеседник», где были опубликованы маленькие фотографии маленьких 130 погибших детей. Она села на последний ряд. Все теле— и фотокамеры были направлены на женщин в черных платках.
Перед началом предыдущего заседания фотокамеры безотрывно смотрели на дверь, откуда должны были завести Кулаева. Сегодня репортеров он интересовал меньше. Некоторые из женщины, которые были вызваны в суд, побывали в заложниках. Они были более эмоциональны, чем те, которые явились на предыдущее заседание. Но едва ли кто предполагал, что их эмоции будут бить через край.
— А вот и наш адвокат пришел. Здравствуйте, — обратилась к Альберту Плиеву гособвинитель Мария Семисынова.
Альберт Плиев кивнул ей в ее сторону и сел за свой стол. Он был явно угнетен возложенной на него миссией.
Буквально через пару минут завели Нурпаши Кулаева. Женщины зашумели.
— Расступитесь, что вы встали?! Дайте нам на него посмотреть! — скомандовали они репортерам, образовавшим живую стену между клеткой, в которую завели Кулаева, и потерпевшими.
— Ах, ты подонок! — послышалось сразу после того, как журналисты немного потеснились.
— Сволочь, мразь!
— Свинья!
— Кулаев, посмотри на детей, которых ты убил, у тебя ведь тоже дети есть! — плача, бросила женщина, державшая в руках три фотографии.
— Это еще не все дети! — вторила ей женщина, державшая высоко в руках разворот из «Собеседника».
— Ты не на ногах должен стоять перед нами, а на коленях, — крикнула одна из женщин.
Кулаев был удивлен такой встречей. На прошлом заседании, когда его завели в клетку, в зале повисла гробовая тишина. Даже слышны были его нервные шаги. В этот раз было очень шумно. От такой психологической атаки на лице террориста проступили капли пота.
— Посмотри сюда, зайчик! — несколько раз крикнула ему женщина с первых рядов.
Оказывается, террористы заставляли детей держать ладони на голове, имитируя заячьи уши. А Кулаев так к ним и обращался: «Зайчики».
В этот момент судебные приставы и милиционеры попытались успокоить женщин. Они чуть ли не умоляли их. Однако это подействовало на женщин как раздражитель.
— Наших детей вы так защищали бы, как его сейчас, — с этими словами женщина, державшая в руках газетный разворот, попыталась протиснуться к клетке сквозь плечистых приставов и конвоиров. Ее поддержали и несколько других матерей. В зале началась заварушка.
— Пустите нас к нему!
Кулаев низко опустил голову. Он явно паниковал. Казалось, еще чуть-чуть и конвоиры не выдержат натиска и уступят террориста разяренным беслановцам. Кулаеву грозила физическая расправа. Та, на которой настаивают бесланцы.
Но вот слово взял председательствующий на суде Тамерлан Агузаров. Он тихим, неуверенным голосом попросил потерпевших успокоиться, чтобы можно было начать суд. Но те и не думали успокаиваться. Лишь после того, как одна из женщин встала и попросила всех успокоиться, в зале наступила тишина.
Заседание продолжилось. Сторона обвинения зачитывалаь обвинительный приговор. Мария Семисынова читала списки пострадавших во время теракта, называя полученные ранения и увечья. Женщины вновь заплакали. Это действительно тяжело было слышать. Даже для посторонних.
Лишь спустя некоторое время суд сошелся на том, чтобы сторона обвинения называла лишь степень тяжести полученных ранений. Тем более одной из женщин стало плохо. Ей потребовалась помощь дежурившей у здания Верховного суда бригады медиков.
Обвиняемый Кулаев выглядел физически уверенным в себе. Даже решил стоя слушать судебный процесс. «Это его личное решение», — заявил Альберт Плиев.
Когда в процессе был объявлен перерыв, и Кулаева выводили из клетки, одна из женщин вновь попыталась приблизиться к нему и ударить. Но опять конвоиры смогли отстоять террориста.
После перерыва сторона обвинения закончила читать обвинительный приговор, составлявший 4 тома.
Судья Агузаров поинтересовался у Кулаева, признает ли он выдвинутые обвинения.
— Нет, — ответил он.
Ни по одному из предъявленных обвинений террорист Кулаев виновным себя не признал. Он настаивает на том, что оказался в банде по принуждению старшего брата.
Тот же самый вопрос Агузаров задал адвокату Плиеву.
— По закону я должен поддерживать своего подзащитного, поэтому я тоже не согласен с обвинением, — заявил господин Плиев.
На самом деле в своем ответе он дал понять, что поддерживает обвинение, вот только вынужден нести свой крест — защищать террориста.
На короткой пресс-конференции Альберт Плиев заявил, что уже определил линию защиты, но рассказывать о ней отказался.
Следующее заседание назначено на 26 мая. Агенство национальных новостей