15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
21°
(Облачно)
51 %
1.8 м/с
Проекту спасения тысячелетней Зругской святыни по-прежнему очень нужна поддержка неравнодушных
09.07.2010
18:18
Проекту спасения тысячелетней Зругской святыни по-прежнему очень нужна поддержка неравнодушных

«… Хватит ли у нас сегодня сил и терпения на сотворение чуда: спасти и сохранить Золотой храм Зруга для Осетии, для будущих поколений? Очень хочется в это верить»… Так завершался материал под названием «Ступить на дорогу к храму…», который был опубликован на страницах «СО» в августе минувшего года, и в котором наша газета в очередной раз вернулась к теме, взятой ею «на карандаш» еще около трех лет назад: к тому, как, шаг за шагом, обретает у нас в республике контуры проект по спасению одной из древнейших христианских святынь России — знаменитого Зругского храма, возведенного зодчими средневековой Алании в начале XI века в высокогорье Алагирского ущелья, на правом берегу реки Зругдон.

Напомним: «стартовали» противоаварийные работы в Зруге при поддержке Правительства Северной Осетии и при участии внебюджетных финансовых источников в 2007 году, а их комплексный план был составлен под руководством давнего друга нашей республики, московского инженера-реставратора высшей категории Ивана Стрельбицкого. Подключилась к финансированию этого знакового для Осетии проекта, который получил широкий резонанс за пределами Северного Кавказа, и федеральная целевая программа «Культура России — 2006-2010 г.г» — так как Зругский храм входит в список уникальных памятников истории и архитектуры федерального значения. И в 2008 году эти не терпевшие отлагательства противоаварийные консервационные мероприятия (а конкретно — укрепление уцелевших в битве с безжалостным временем конструкций храма и откоса крутого обрывистого холма, на котором он возведен на 40-метровой высоте над рекой Зругдон) были завершены. Был также разработан группой республиканских специалистов-гидротехников и прошел государственную экспертизу проект восстановления геометрии самого холма — и проведения берегоукрепительных работ в русле рукава Зругдона, куда за последние полстолетия успели обрушиться западная храмовая стена и часть южной.
И одной из самых важных и экстренных следующих задач по спасению Зруджы Зжрин Мады Майржмы дзуар — Зругского Золотого храма Богородицы, как издревле называют эту святыню в Северной и Южной Осетии, — стало именно воплощение этого гидротехнического проекта в жизнь. То есть, восстановление размытой части холма и защита его от «подтачивания» водами своенравного Зругдона бетонной подпорной стеной. Без проведения этих работ, как уже поставили свой суровый «диагноз» специалисты, все сделанное в Зруге попросту окажется зряшной тратой средств, сил и энтузиазма — реальная угроза обрушения уникальной «жемчужины» средневекового аланского зодчества по-прежнему будет сохраняться… Но проблема оказалась в том, что проект этот — далеко не из самых дешевых. Сметная стоимость работ определена примерно в 30 миллионов рублей. И около 18 миллионов необходимо затратить на их первый этап…
А кроме того, стоит «на повестке дня» так же неотложно и еще одна задача — окончательно определиться, что же делать дальше с самим зданием храма: восстанавливать ли его и кропотливо и бережно реставрировать — или просто подвергнуть консервации, надежно обезопасив от дальнейшего разрушения под натиском неумолимого бега времени? И тут тоже должны сказать свое слово в защиту либо одного, либо другого из этих двух вариантов ведущие российские мастера-реставраторы — ведь у нас в республике, несмотря на то, что по количеству уникальных памятников средневекового зодчества она прочно держит одно из первых мест на Юге России, специалистов такого профиля и уровня, увы, попросту нет…
Какова же ситуация в Зруге сегодня, почти год спустя? С этим вопросом «СО» обратилась непосредственно к председателю Комитета по охране и использованию объектов культурного наследия РСО–А Эдуарду Токаеву. И получила ответ: к сожалению, пока порадоваться нечему. После «рывка», совершенного строителями и реставраторами в 2007-2008 годах, на этом объекте — по-прежнему затишье. Хотя, как настоятельно подчеркнул наш собеседник, это ни в коем случае не значит, что проблемой Зругского храма республика сегодня не озабочена.
— В прошлом, 2009 году республикой была направлена в Москву очередная заявка на финансирование работ в Зруге в рамках федеральной программы «Культура России». Речь шла о средствах, необходимых на разработку в нынешнем, 2010 году проектной документации по реставрации (либо, соответственно, консервации) здания храма. Но, к большому сожалению, заявку нашу Москва не утвердила — сказалось «дыхание» кризиса, — пояснил Эдуард Албегович. — В этом году будем делать вторую попытку. Так что с повестки дня этот вопрос отнюдь не снимается: после того, как в Зруге, что называется, наконец-то «тронулся лед», работы по спасению храма, безусловно, должны быть доведены до логического конца.
… Однако проблем здесь, как уже говорилось выше — целый колючий «букет». И ими с волнением и тревогой поделилась в беседе с корреспондентом «СО» и директор РГУ «Наследие Алании» Людмила Габоева — человек, в немалой степени благодаря чьей настойчивости, энтузиазму и энергии, как подчеркнул Эдуард Токаев, застарелая наболевшая проблема Зруга и была сдвинута в свое время с «мертвой точки».
— В Зруге сделано уже немало. И тем обиднее, что из-за острых трудностей с финансированием ситуация там в очередной раз зашла в тупик. Федеральной целевой программой «Культура России — 2006-2010 г.г.» выделение средств на гидротехнические работы на этом памятнике не предусмотрено. Республиканский бюджет их «потянуть» тоже не в состоянии. А провести их необходимо — иначе, как ни горько, Зругский храм мы все-таки рано или поздно потеряем, — констатирует Людмила Руслановна. — Погодные условия минувшей зимой были сложными. Сейчас добраться до Зругского урочища можно только пешком: единственная пригодная для проезда транспорта дорога, которая туда ведет, вновь перекрыта завалами сразу в нескольких местах. Но храм стоит, за зиму он не пострадал. Однако сколько еще он выдержит, если не продолжатся на этом объекте работы? И потому сейчас крайне необходимо создать на федеральном уровне комиссию из высококвалифицированных специалистов-реставраторов, которая, побывав в нашей республике, вынесла бы свое авторитетное заключение о состоянии памятника, на основании которого можно было бы принять ответственное решение о его дальнейшей судьбе. То есть, проще говоря, определиться, спасаем мы все-таки храм — или нет, и какой конкретно комплекс мер нужен, чтобы его спасти. Иначе, без подобной «артподготовки», «пробить» в нынешних непростых экономических условиях дальнейшее финансирование Зругского проекта на федеральном уровне республике будет достаточно непросто. И все усилия последних лет, предпринятые в Зруге в этом направлении, могут пойти прахом…
… В апреле этого года РГУ «Наследие Алании» направило официальное письменное обращение участникам XXVI Крупновских чтений — авторитетного научного форума российских историков и археологов, — в котором содержалась просьба походатайствовать перед руководством Министерства культуры России о создании такой комиссии. А буквально недавно, в июне, проблема спасения для будущих поколений двух «жемчужин» средневекового аланского культового зодчества — Зругского храма и не менее знаменитого Сентинского храма, расположенного на территории Карачаево-Черкесии, — вновь получила весьма серьезный резонанс на федеральном уровне. Ею неравнодушно заинтересовался один из маститых патриархов отечественной средневековой археологии — Валентин Янин. Действительный член Российской академии наук, крупнейший в стране исследователь истории древнего Новгорода и новгородских берестяных грамот, доктор исторических наук, профессор, председатель Музейного совета при Российском фонде культуры — и, плюс ко всем своим регалиям, еще и член Комиссии по особо ценным объектам культуры при президенте России. Письма с просьбой посодействовать решению этой проблемы были направлены им лично министру культуры РФ Александру Авдееву, премьеру РФ Владимиру Путину и Президенту России Дмитрию Медведеву.
Средства на проведение в Зруге берегоукрепительных работ и работ по восстановлению геометрии холма, на котором возведен храм, пытается собрать сейчас и московская осетинская диаспора. Есть и идея создания специального фонда, под эгидой которого велся бы в республике и за ее пределами сбор этих средств… А скептикам, осторожно сомневающимся: а стоит ли вообще игра свеч, не слишком ли много сил и финансовых вложений приходится затрачивать, чтобы «спасти руины, к которым не проложено через Алагирское ущелье даже нормальной дороги — пусть даже это уникальный памятник XI века с сохранившимися остатками древних фресок», горячо возражают энтузиасты: в республике «на старте» масштабные работы по созданию стратегического для рекреационной отрасли всего Юга России комплекса «Мамисон». Зругский храм от этой «строительной площадки» — буквально в двух шагах. И у него есть все шансы стать одной из самых ярких достопримечательностей, которую будут с гордостью (и не без прибыли для бюджета республики) показывать наши гиды уже через несколько лет отдыхающим в Мамисоне туристам…
Не говоря уже, естественно, о том, что Золотой храм Зруга — это бесценный «самоцвет» в «диадеме» историко-культурного наследия Осетии. И не только Осетии, но и всей России… Позволить себе расточительную роскошь дать ему погибнуть — значит, сделать размашистый шаг по скользкой тропе исторического и духовного беспамятства, ведущей в никуда. И хочется, очень хочется надеяться и верить: проблемы, связанные со спасением этой древней святыни, именем которой в Осетии веками клялось, как одной из самых чистых и нерушимых клятв, не одно поколение, все-таки удастся решить. Это — попросту наш нравственный долг. Перед предками, возводившими тысячу лет назад стены Зругского храма — и перед нашими потомками…
«Северная Осетия»