15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
19°
(Ясно)
32 %
1 м/с
$ — 00,0000 руб.
€ — 00,0000 руб.
Без всякой связи с вредными последствиями
27.12.2005
10:37
Без всякой связи с вредными последствиями

Замгенпрокурора Николай Шепель заявил, что ситуационная экспертиза по делу о теракте в Беслане не выявила нарушений в действиях оперативного штаба и силовиков. По словам замгенпрокурора, проанализировав действия должностных лиц, эксперты не выявили ничего, что могло бы привести к трагедии. Пострадавшие и родственники погибших в бесланской школе №1 считают, что экспертиза незаконна и свидетельствует о «беспомощности следствия».

«Экспертная комиссия не усматривает в действиях руководства оперативного штаба и подразделений МВД, внутренних войск, центра специального назначения ФСБ и МЧС России нарушений, которые имели бы причинную связь с наступившими вредными последствиями, возникшими в результате теракта в Беслане 1-3 сентября 2004 года»,— заявил вчера замгенпрокурора по Южному федеральному округу Николай Шепель. Это не единственный вывод, к которому, по его словам, пришли эксперты. Они, утверждает замгенпрокурора, считают, что существующая система противодействия терактам не позволяет в полной мере обеспечить защиту населения. «Это выражается в неспособности своевременно выявлять, предупреждать и пресекать акты терроризма»,— уточнил господин Шепель, воздержавшись, однако, от дальнейших комментариев.
«Выводы ситуационной экспертизы будут тщательно изучены следствием, и лишь после этого им будет дана правовая оценка»,— заявил Ъ помощник замгенпрокурора Сергей Прокопов. Комментировать сказанное своим начальником господин Прокопов отказался, подчеркнув, что говорить о выводах экспертов в прокуратуре смогут лишь после того, как завершится следствие по делу. Господин Прокопов уточнил, что «заключение ситуационной экспертизы не единственный документ, которым будет руководствоваться следствие, делая выводы о степени виновности тех или иных должностных лиц». «Но это достаточно весомый документ»,— подчеркнул помощник замгенпрокурора.
Семеро экспертов, имена которых в управлении Генпрокуратуры по ЮФО называть пока отказываются, подписались под актом, насчитывающим 92 страницы. Как стало известно Ъ, одним из членов комиссии является генерал в отставке Иван Миронов из «Рособоронэкспорта». Остальные шестеро, по словам Сергея Прокопова, «специалисты, способные дать экспертную оценку, в основном они из Москвы». Известно, что минувшей осенью в экспертно-криминалистическом центре Минюста России отказались провести ситуационную экспертизу действий оперативного штаба и силовиков. Куда следователи обратились после этого отказа, точно неизвестно.
«На позапрошлом заседании суда (по делу оставшегося в живых террориста Нурпаши Кулаева.— Ъ) бывший начальник оперативного штаба Валерий Андреев сказал, что люди, действия которых оценивали члены экспертной комиссии, вообще не были членами оперативного штаба»,— заявил Ъ адвокат потерпевших Сослан Кочиев. По словам адвоката, ситуационная экспертиза, о результатах которой говорил вчера замгенпрокурора Николай Шепель, вообще не может рассматриваться судом. «Это всего лишь попытка прокуратуры повлиять на общественное мнение перед тем, как огласят выводы следствия,— продолжает адвокат.— Экспертиза незаконна уже хотя бы потому, что единственный обвиняемый Нурпаша Кулаев даже не был поставлен в известность о том, что ее проведут. А в постановлении о проведении экспертизы не было указано, кому она поручается».
По словам лидера общественной организации «Матери Беслана» Сусанны Дудиевой, от ситуационной экспертизы, назначенной больше года назад по ходатайству прокуратуры, в Беслане «ничего другого и не ждали». «Прокуратура в очередной раз расписалась в собственной беспомощности,— заявила она Ъ.— Почему правильность или ошибочность действий силовиков должны оценивать какие-то эксперты, а не следователи прокуратуры?»
Сусанна Дудиева утверждает, что не ясны прежде всего критерии, по которым эксперты оценивали действия силовиков: «Где эталоны, с которыми следует сравнивать действия силовиков? И какую ситуацию они оценивали: сам теракт или то, что происходило в оперативном штабе?» По словам госпожи Дудиевой, непонятно и то, как выводы экспертизы соотносятся с отрицательными оценками, которые прокуратура уже дала действиям руководства Правобережного РОВД. «С Нурпашой Кулаевым все ясно — он террорист и должен быть казнен,— продолжает Сусанна Дудиева.— Но ведь в том, что произошло, виноваты и руководители оперативного штаба, которые, чтобы избежать жертв, обязаны были хотя бы вести переговоры с террористами, но так и не сделали этого».
«Мы категорически не согласны с оценкой этой так называемой экспертизы,— заявила Ъ коллега Сусанны Дудиевой по общественной организации Рита Сидакова.— Если вспомнить показания самих военных на суде по делу Кулаева, то даже они говорили, что в их действиях не было согласованности». Рита Сидакова не понимает, для кого работает прокуратура — «для людей или для чиновников, которых всячески пытаются вывести из под удара». «Мы по-прежнему считаем, что сразу после трагедии в Беслане в Генпрокуратуре написали свой сценарий, а затем следствие подгоняло под него показания свидетелей»,— говорит госпожа Сидакова.
Единственное, с чем согласны потерпевшие от теракта, это то, что следствие с самого начала сделало все, чтобы никто из бывших членов оперативного штаба и руководителей МВД и ФСБ России не понес ответственности за трагедию в Беслане. Вчера замгенпрокурора Шепель фактически поставил точку в расследовании — помимо подсудимого Нурпаши Кулаева, находящегося в розыске Шамиля Басаева и милиционеров, проявивших халатность, виновных в гибели 331 человека нет. «КоммерсантЪ»